Home Книги Тайная война на Волге (1941-1945 гг.) - ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Последние обновления

Авторизация



Тайная война на Волге (1941-1945 гг.) - ЗАКЛЮЧЕНИЕ PDF Печать E-mail
Автор: С.В. СТЯЖКИН   
09.03.2011 18:36
Индекс материала
Тайная война на Волге (1941-1945 гг.)
Глава 1. Советские органы государственной безопасности и внутренних дел, специальные службы фашистской Германии накануне Великой Отечественной войны, изменения в структуре и задачах после начала военных действий
Глава 2. Контрразведывательная деятельность органов НКГБ – НКВД и борьба с контрреволюционными преступлениями, зафронтовая работа и организация партизанского движения
Глава 3. Деятельность органов государственной безопасности и внутренних дел Верхнего Поволжья по обеспечению режима военного положения и поддержанию правопорядка в тылу
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
ПРИЛОЖЕНИЯ
Все страницы

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Советские органы ГБ и ВД длительное время были инструментом борьбы за власть и действовали в интересах правящей политической элиты. Такое положение отрицательно сказалось на готовности к действиям в условиях войны. В результате «чисток» был значительно ослаблен кадровый состав органов государственной безопасности и внутренних дел. Большинство сотрудников не имели опыта оперативной и следственной работы.

Накануне войны была проведена реорганизация органов НКГБ-НКВД. В самой идее разделения ведомств есть рациональное зерно, но, по мнению автора, от внимания большинства исследователей ускользнуло, что проведенная в феврале 1941 г. реорганизация органов госбезопасности и внутренних дел была несвоевременной и дополнительно осложнила ситуацию.

В 1938 г. серьезно меняется обстановка в мире. Политическое руководство СССР осознает неизбежность предстоящей войны и в марте 1939 г. на восемнадцатом съезде ВКП(б) переориентирует органы государственной безопасности на борьбу с иностранными спецслужбами. Начинается процесс восстановления внешней разведки и укрепления оперативно-чекистских подразделений внутри страны. Процесс этот был неоднозначный, имел свои особенности в разных регионах.

История органов госбезопасности в предвоенный период, во время войны и после ее окончания связана с Л.П. Берия. После его прихода в конце 1938 г. в руководство НКВД (август-первый заместитель наркома, сентябрь-начальник ГУГБ НКВД, ноябрь-нарком) началось восстановление аппарата органов госбезопасности. Конечно, не нужно приписывать эту заслугу только лично ему, в этом назрела объективная необходимость: приближалась война. Но не надо и умалять его заслуги. В руководство пришел не просто партийный функционер, а профессионально подготовленный человек, с более чем десятилетним опытом работы в спецслужбах. По мнению автора, ведущей тенденцией в его деятельности на этой должности было восстановление работоспособности органов НКВД, но при этом сохранились негативные тенденции, в том числе использование аппарата правоохранительных органов в политической борьбе. При назначении на руководящие должности часто приоритет отдавался не профессиональным качествам, а личной преданности вождю. Эти факторы негативно сказывались на боеготовности органов госбезопасности и внутренних дел. Процесс восстановления был сложным, неоднозначным. С одной стороны, была проведена чистка «ежовских» кадров, но масштабы ее были гораздо меньше предыдущей. С другой – сотрудники возвращались к выполнению задач по защите государства от внешней угрозы. В результате предпринятых энергичных мер к середине 1940 г. удалось укомплектовать 40 резидентур. Сотрудники резидентур в Германии, Англии, США, Франции, Италии и Китае к 1941 году сумели восстановить агентурный аппарат, насчитывающий более 600 источников. Например, в августе 1940 г. была восстановлена связь с агентом «Брайтенбахом» (ответственным сотрудником отдела IV-Е РСХА Вилли Леманом), указания по работе с которым давал лично Л.П. Берия. К войне органы госбезопасности подошли уже работоспособными.

Принимал участие Л.П. Берия и в составлении планов развертывания борьбы на оккупированной территории. В качестве подтверждения его положительной роли приведем слова человека, который не понаслышке знал об этом, – П.А. Судоплатова: «Не могу не отметить, что со стороны тогдашнего наркома внутренних дел Берии поступали четкие и высококомпетентные, нужные для организации борьбы с врагом указания’». Он постоянно был в курсе подготовки деятельности диверсионно-разведывательных групп в условиях оккупации столицы. При его участии вырабатывалось решение о руководстве окрепшим партизанским движением (правда, он противился созданию ЦШПД для руководства вооруженными отрядами в тылу врага).

Накануне Ялтинской конференции под руководством Берия состоялось совещание руководителей всех разведок СССР, на котором были выработаны рекомендации по позиции советской делегации на переговорах. Одним из важнейших выводов стало то, что американцы и англичане не смогут противодействовать линии нашей делегации на укрепление позиций СССР в Восточной Европе. Накануне Потсдамской конференции военно-политические рекомендации разведки, выработанные при участии Берия, не предусматривали строительства социализма в советской зоне оккупации.

Уже в марте 1942 г. Берия начал участвовать в создании атомного оружия. Он направил Сталину обобщенную информацию по этой проблеме, поступившую из США, Англии, Скандинавии и оккупированного Харькова. 3 декабря 1944 г. Берия в качестве заместителя председателя правительства официально возглавил работу по созданию атомного оружия, что было сделано в значительной мере в результате настойчивого обращения ученых (в первую очередь Курчатова) к руководству страны.

Почему война началась для советского народа неожиданно, какая доля вины лежит в этом на органах госбезопасности? Высшее политическое руководство знало о неготовности СССР к войне. Опыт военного конфликта с Финляндией (ноябрь 1939 г. – март 1940 г.) убедительно показал несоответствие уровня боевой готовности войск условиям ведения современной войны. Внешняя разведка добывала сведения о подготовке Германии к нападению, которые подкреплялись данными контрразведки и разведывательных аппаратов пограничных войск. Но в существовавшей системе право окончательной оценки информации и принятия по ней решения одним человеком (И.В. Сталиным) привело к трагическим последствиям. Он надеялся путем дипломатических маневров оттянуть начало войны с Германией. Часть вины лежит на отдельных руководителях разведки и органов госбезопасности, которые, подстраиваясь под особенности характера И. В. Сталина, смягчали содержание информации, а иногда и уклонялись от своевременного доклада объективных данных. Нужно отметить и то, что немецкая разведка провела ряд успешных дезинформационных мероприятий, которые также повлияли на принятие решений советским руководством. Исследование показало, что органами госбезопасности и внутренних дел Верхнего Поволжья были проведены накануне войны отдельные мероприятия, которые позволили снизить потери в первые дни и недели войны, но из – за указанных выше причин весь комплекс необходимых мероприятий так и не был проведен.

С первых дней войны перед органами государственной безопасности и внутренних дел встали многочисленные задачи. Для противодействия немецкой разведке, обеспечения безопасности тыла необходимо было проводить целый комплекс мер, который требовал тесного взаимодействия различных ведомств, иначе резко снижалась их эффективность. Положительно сказалось на работе принятие государственными органами ряда законодательных актов и постановлений, регламентирующих деятельность правоохранительных органов. Следующим на повестку дня встал вопрос об объединении в одном ведомстве органов госбезопасности и внутренних дел. Проведенное исследование показало, что в сложившейся экстремальной обстановке решение о создании единого НКВД СССР было правильным, поскольку позволило снять ведомственные барьеры, ускорить принятие решений по главным задачам и объединить усилия для достижения победы в войне.

Одной из таких задач, вставших перед органами госбезопасности и внутренних дел в годы войны, была борьба с разведывательно-подрывной деятельностью германских спецслужб. Победа в этой ожесточенной «тайной» войне была за нами, хотя немецкая сторона подошла к войне более подготовленной. Почему? Отметим несколько главных причин.

В стране была создана продуманная система контрразведывательных мер, в которой были задействованы не только органы государственной безопасности, но и различные подразделения органов и войск внутренних дел, вооруженных сил, партийных и государственных органов, население. Сложившаяся в Советском Союзе система управления доказала, что в экстремальных условиях она способна функционировать.

Просчеты высшего руководства фашистской Германии в перспективах войны с СССР привели к тому, что спецслужбы противника оказались неготовыми к проведению широкомасштабной разведывательно-диверсионной деятельности в советском тылу в ходе затянувшейся войны. Для решения вставших задач было признано целесообразным приобретать агентуру из числа бывших советских граждан, в первую очередь из военнопленных.

Конечно, за годы войны оперативный и следственный состав правоохранительных органов быстро набирался умения работать, но главное, по мнению автора, в патриотизме и мужестве советского народа, частью которого стали сотрудники органов госбезопасности и внутренних дел. Даже в первые месяцы войны, когда вооруженные силы терпели поражения, у народа не была уничтожена воля к победе. Этот фактор не учло фашистское руководство. Исследование показало, что существенную роль в перехвате инициативы у немецких спецслужб сыграли проведенные органами госбезопасности «радиоигры». Они позволили не ждать ударов противника, а действовать наступательно и навязывать свою волю, отвлекать силы и средства врага на реализацию несбыточных планов. В ходе этих операций были проявлены лучшие профессиональные качества отечественной контрразведки, но нельзя забывать, что в их истоке часто стояли люди, в силу различных обстоятельств (обычно – пленения) давшие согласие работать на немецкую разведку и добровольно явившиеся в органы госбезопасности после заброски в советский тыл. Сейчас из – за закрытости ведомственных архивов не представляется возможности указать точное число явившихся с повинной (по подсчетам автора, не менее половины от общего числа заброшенных немецких агентов). Нужно отдать должное и тем патриотам, которые по заданию органов госбезопасности внедрялись в немецкие спецслужбы. Рискуя жизнью, они собирали ценные сведения, которые позволили победить коварного врага.

При определении количества арестованных немецких агентов органами НКВД – НКГБ встает закономерный вопрос о достоверности полученных автором результатов. При оценке числа арестованных агентов нужно учитывать наличие в регионе контрразведывательных органов различной подчиненности, среди которых наиболее крупными были территориальные органы госбезопасности и военной контрразведки. Статистическая и иная отчетность этих подразделений после разделения на НКГБ СССР и «СМЕРШ» велась в рамках своих ведомств, поэтому для получения окончательных результатов необходимы дальнейшие исследования с привлечением документов центральных архивов. В своей работе, встречая по одной и той же проблеме различные цифры, автор стремился использовать нижние пределы. Поэтому можно утверждать, что четко обозначен нижний предел.

Просчеты высшего руководства страны привели к оккупации значительной территории СССР. В тылу врага было необходимо организовать партизанское движение.  В  вопросе об его организации автор высказывает свою точку зрения, которая может не совпадать с традиционными представлениями, и приглашает к дискуссии. Автор внимательно изучил архивные документы и на этой основе сделал вывод о том, что в Верхнем Поволжье решающая роль в организации партизанского движения принадлежит органам НКВД. В процессе работы автор исследовал большое количество источников и считает, что в других оккупированных районах Советского Союза происходили аналогичные процессы, поэтому справедливо расширительное толкование высказанного тезиса. Хотя этой работой пытались заняться партийные, советские органы, военное командование, но наиболее подготовленными к выполнению сложнейшей задачи организации партизанского движения оказались органы НКВД. Был максимально использован опыт, накопленный при подготовке к партизанской войне в начале тридцатых годов. Борьба в тылу врага с каждым месяцем войны становилась более организованной. Формированием и руководством боевой деятельностью отрядов за линией фронта занимались сотрудники 4-го Управления НКВД СССР и 4-х отделов территориальных управлений НКВД, которые координировали свои действия с военным командованием. Необходимо подчеркнуть, что в организации партизанского движения на территории Ярославской области органами НКВД были учтены и исправлены ошибки, допущенные в первые месяцы войны под влиянием многих факторов, в т.ч. из-за непонимания руководством страны теоретических основ партизанского движения. В частности, основной задачей партизанских отрядов было воспрепятствование передвижению войск и перевозке техники по железным и шоссейным дорогам, а не нападение для уничтожения живой силы противника, как предписывалось в самом начале войны. Это принципиально, ибо, согласно выводам теоретиков партизанской войны, здесь самое уязвимое звено цепи, воздействуя на которое партизаны могли нанести максимальный ущерб. Численность партизанских отрядов составляла 25-35 человек. Это делало их маневренными, малоуязвимыми для громоздкой военной машины оккупантов. Партизанские отряды создавались из местных жителей и людей, хорошо знавших районы предстоящих действий. Перечень шагов, сделанных вперед по сравнению с предыдущим периодом войны, можно продолжить. Исследование архивных документов показало идентичность мер, принимаемых ярославскими органами госбезопасности и калининскими чекистами, которым пришлось не только готовиться, но и реально участвовать в партизанской войне. Все это свидетельствует, вопреки мнению некоторых исследователей, о том, что уже в начале октября 1941 года в руководстве НКВД и его органов на местах были сформулированы основные направления организации партизанского движения. Это позволило органам НКВД внести решающий вклад в организацию партизанского движения. К середине 1942 г. партизанское движение окрепло и превратилось в фактор стратегического характера. Встал вопрос о согласовании борьбы в тылу противника с планами высшего военного командования и централизации руководства партизанским движением. При Ставке Верховного Главнокомандования был организован Центральный штаб партизанского движения, которому органы НКВД передали многочисленные партизанские отряды. Руководство войсковыми операциями на оккупированных территориях возлагалось на штабы партизанского движения, а деятельность органов НКВД приобретала другое качество. Они сосредотачивались на выполнении наиболее сложных задач: разведка, в первую очередь путем проникновения в разведывательные и другие специальные органы противника, диверсии.

Можно ли считать бойцов отрядов, сформированных органами НКВД и действовавших в тылу врага, партизанами? До июня 1942 г. органы НКВД-НКГБ формировали и забрасывали в тыл врага партизанские отряды и диверсионно- разведывательные группы. Причем первых было подавляющее большинство. Бойцы этих отрядов принимали клятву партизана и уже по этому формальному признаку являлись таковыми. После формирования штабов партизанского движения, как мы отметили выше, органы НКГБ – НКВД в деятельности на оккупированной территории сосредоточились на решении наиболее важных вопросов. В тыл противника стали забрасываться оперативные, разведывательные, разведывательно-диверсионные и иные группы.

Автор, рассказывая о зафронтовой работе органов госбезопасности и внутренних дел, в основном говорил о достижениях. Но и в этой деятельности были свои сложности и упущения. В частности, не был полностью реализован потенциал органов госбезопасности тыловых областей. При изучении документов Ярославского УНКВД видны сложности в организации и функционировании радиошколы, подготовки и заброски разведывательно-диверсионных и разведывательных групп. Например, в 1942 г. Управлением НКВД ЯО были скомплектованы 4 разведывательно-диверсионные и 2 разведывательные группы, из которых через линию фронта была переброшена только одна. Причиной (по мнению ярославцев) была медлительность работы 4-го Управления НКВД СССР. Такое положение дел заставило начальника УНКВД обратиться напрямую к заместителю наркома В.Н. Меркулову с подробно обоснованной жалобой на П.А. Судоплатова.

Большую работу провели органы госбезопасности и внутренних дел Верхнего Поволжья по обеспечению режима военного положения и поддержанию правопорядка в тылу. Сразу же после начала военных действий немецкие спецслужбы сосредоточили свои усилия на дезорганизации советского тыла. Деятельность органов фашистской разведки наносила настолько большой ущерб, что СНК СССР 24 июня 1941 г. был вынужден принять постановление «О мероприятиях по борьбе с парашютными десантами и диверсантами противника в прифронтовой полосе». Организация борьбы против парашютных десантов была возложена на органы НКВД, создавались истребительные батальоны. Проведенное исследование показало, что решение о создании истребительных батальонов, принятое через два дня после начала войны, явилось своевременным и правильным. Истребительные батальоны активно действовали на территории Верхнего Поволжья в период 1941-1943 гг. Создание истребительных батальонов явилось вынужденной мерой, продиктованной необходимостью обезопасить тыл РККА и обеспечить безопасность в прифронтовых районах. Войска НКВД самостоятельно решить эту проблему не могли, особенно на начальном этапе войны. Для этой цели в стране не оказалось иных резервов, как вооружение части народа. Большинство исследователей даже в последние годы считает, что истребительные батальоны состояли в основном из коммунистов и комсомольцев, указывая их долю до 90%. Автор на основе изучения архивных документов делает вывод, что такое положение было характерным только в первые месяцы Великой Отечественной войны. Затем значительная часть коммунистов и комсомольцев ушла на фронт, и состав изменился. Истребительные батальоны из вооруженной части партии превратились в вооруженную часть населения и достойно выполнили возложенные на них задачи.

Большое значение в исследуемый период имела борьба органов НКВД с уголовной преступностью. В условиях военного времени уже в первые месяцы приобрела особое значение борьба с бандитизмом. В территориальных управлениях НКВД были созданы отделы и отделения по борьбе с бандитизмом (ББ), основными задачами которых было выявление и уничтожение бандгрупп и их пособников, борьба с дезертирами, изъятие незаконно хранившегося у населения огнестрельного оружия. Органам НКВД пришлось активно участвовать в борьбе с дезертирами и лицами, уклоняющимися от военной службы и воинского учета, которые, как показало исследование, стали базой для бандитизма. За годы Великой Отечественной войны в вооруженные силы было призвано 473 тысячи жителей Ярославской области. За этот же период в области было задержано более 14 тысяч дезертиров и лиц, уклонявшихся от призыва в вооруженные силы, что составило почти 3% призванных. Особенно остро стояла эта проблема в первые месяцы войны, что стало следствием обстановки на фронте. В последующем число дезертиров и уклоняющихся от службы резко уменьшилось. После задержания дезертиров проводилось разбирательство, в результате которого принималось решение о привлечении их к уголовной ответственности или о направлении в Красную Армию. Серьезная опасность дезертирства состояла и в том, что руководство немецких спецслужб пыталось на основе дезертирства организовать в советском тылу, в том числе в Ярославской области, бандитско-повстанческое движение.

Важным участком деятельности органов внутренних дел в годы Великой Отечественной войны была борьба с детской беспризорностью, безнадзорностью и предупреждение правонарушений несовершеннолетними. Она осуществлялась партийными, советскими, комсомольскими органами, органами просвещения и здравоохранения, но значительная, а может быть и основная тяжесть, ложилась на плечи работников органов внутренних дел.

Органы НКВД внесли существенный вклад в организацию и функционирование системы местной ПВО. На всех промышленных предприятиях были организованы объектовые команды, во всех населенных пунктах организовали и обучили группы самозащиты и проводили большие профилактические противопожарные мероприятия. Все это значительно снизило ущерб от налетов авиации противника и, в первую очередь, сократило число человеческих жертв.

В исследовании автор в основном опирался на архивные документы органов государственной безопасности и внутренних дел, поэтому закономерен вопрос, насколько объективно они отражают происходившие события. При сравнении документов из различных фондов, посвященных одинаковой проблематике, обнаруживается желание ведомств приукрасить свою деятельность. Однако проведенный сравнительный анализ различных групп источников позволил сделать вывод, что основные направления работы правоохранительных органов прослеживаются достаточно четко и ее результаты, зафиксированные в документах, по главным параметрам соответствуют действительности.

Примечание

1.    Судоплатов П.А. Особая группа // Независимое военное обозрение. 2001. №29.



 
 

Самое популярное

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика