Авторизация



Заблудились в словах PDF Печать E-mail
Автор: Джон Циммерман и Грег Уокер   
12.03.2011 16:22

Кого же Пентагон милует боевыми наградами?

Армию создают, вооружают и обучают для того, чтобы вести войну. Американская армия продемонстрировала свою способность великолепно выполнять эту функцию в тех случаях, когда ею хорошо руководили и давали возможность выполнить поставленные задачи.

Профессия солдата благородна и трудна. Солдат должен беспрекословно подчиняться приказу, воюя там, куда его пошлют, и с тем, с кем прикажут. Конечно, национальные интересы или политические цели, ради обеспечения и достижения которых американские войска направляются за пределы США, в большинстве случаев благородны. Однако этого не скажешь о правительстве США и руководстве американских вооруженных сил, которые в последние годы все чаще прибегают к словесной эквилибристике и казуистике для того, чтобы оправдать свои действия и представить их в политически выгодном для себя свете.

Пытаясь разобраться в том, какие же льготы и привилегии положены американским солдатам, находившимся в Сомали и противостоявшим там вооруженному противнику, мы столкнулись с отвратительными образчиками подмены понятий.

Например, находящиеся в Сомали американские солдаты не получают денежную надбавку за участие в боевых действиях. Если таковая и выплачивается, то называется она как-то иначе. Сейчас термин «надбавка за участие в боевых действиях» считается политически некорректным, и поэтому право на нее имеют лишь те, кто по официальной терминологии действуют под «огнем противника» или чья жизнь подвергается «непосредственной опасности». Причины столь о жонглирования терминами достаточно ясны. Дело в том, что после войны во Вьетнаме правительству США стало все труднее и труднее заручаться поддержкой общественности при принятии решений об отправке американских войск в «горячие» точки планеты. Называя же вещи другими именами, можно «обойти на повороте» общественное мнение, а заодно и Конгресс.

Отправленный в Сомали женатый американский солдат лишается «пайковых», получая вместо этого денежные надбавки за «службу за рубежом» и «разлуку с семьей». Так что американским войскам, которым предоставлена сомнительная честь подставлять себя под чьи-то пули, еще повезет, если выплачиваемая им надбавка за «действия под огнем противника» компенсирует потерю «пайковых» денег.

В лабиринтах чиновничьих формулировок

Еще один пример игры в слова. Личному составу американских войск, принимавших участие в пользовавшейся поддержкой общественности операции в районе Персидского залива, предоставлялись определенные налоговые льготы на время пребывания в зоне боевых действий. В то же время войска, действующие в Сомали, прав на такие льготы лишены. А ведь даже в последние годы войны в Сальвадоре подобные налоговые льготы были введены приказом Марка Гамильтона, старшего группы американских военных советников в Сальвадоре. Но воюющие в Сомали американцы права на послабление налогов не имеют, поскольку, как говорят нам, они выполняют там всего лишь «гуманитарную миротворческую миссию».

А коль скоро операция в Сомали официально считается «гуманитарной», она не подпадает под действие Закона о полномочиях в условиях военного времени до тех пор, пока, по словам американских военных руководителей, Конгресс США не объявит Сомали зоной боевых действий. Таким образом, Пентагон утверждает, что в данном случае налоговые льготы должны быть введены в действие Конгрессом. Конгресс же заявляет, что для того, чтобы объявить какую-нибудь страну зоной боевых действий, в которой американские солдаты на законных основаниях пользовались бы налоговыми льготами. США должны сначала объявить этой стране войну. Вот Вам и еще один образчик словесной эквилибристики. Глава 112 «Закона о налогообложении» США предусматривает «освобождение от уплаты налога на все виды компенсационных выплат, полученных во время службы в действующей армии ... за месяц, любую часть которого военнослужащий находился в зоне боевых действий»

А в официальном Докладе о стандартных федеральных налогах, опубликованном в США, говорится, что «военнослужащий, проходящий службу в районе, не объявленном зоной боевых действий, но выполняющий свои обязанности путем непосредственного участия в боевых операциях в условиях, которые дают этому военнослужащему право на получение надбавки за действия под огнем противника, должен считаться проходящим службу в зоне боевых действий». Согласно этому документу, военнослужащий имеет право на освобождение от уплаты налога на денежную надбавку за участие в боевых действиях на все время службы в опасном для жизни районе.

Что это практически значит? Если Вам пришлось служить в Сомали. Вы можете смело составлять следующую декларацию о доходах с учетом полагающихся Вам налоговых льгот за участие в боях. В худшем случае налоговое управление просто вернет Вам декларацию. Если Вы оформили декларацию правильно и имеете на руках все необходимые справки и документы. Вам должны быть предоставлены налоговые льготы, полагающиеся по закону.

Наиболее неприглядный момент во всей этой словесной чехарде — это шарада с «объявлением войны». Единственной войной, которую официально объявил Конгресс США после Второй мировой войны, явился блиц по пустыням Кувейта и Ирака — война, не идущая ни в какое сравнение с ужасами Второй мировой войны, войн в Корее и Вьетнаме и множества происходивших до и после них малых войн в странах Третьего мира. Заметим, что Корея, Лаос, Вьетнам и Сальвадор никогда не были объявлены Конгрессом США зонами боевых действий, и тем не менее служившим там американцам предоставлялись все (или почти все) полагающиеся в этих случаях льготы и привилегии. Президент США имеет право объявить «зоной боевых действий» любой район мира, где происходят военные действия, что автоматически дает рядовому и сержантскому составу американских вооруженных сил право на опреде

Следы словесной политической казуистики можно обнаружить и а личных делах американских военнослужащих. Так, солдат, принимавший участие в боях в составе американских войск в Сомали до 5 июня 1993 года, не найдет в своем личном деле упоминания о том, что он был на войне. Беседуя на эту тему с одним из высокопоставленных представителей Пентагона, мы услышали еще один новый для нас термин — «защита с применением силы» вместо привычного «наступательные боевые действия».

Пентагон, кажется, рад возможности свалить на Конгресс свою вину за отказ зафиксировать в личных делах солдат их участие в войне до 5 июня 1993 года, В чем же, спрашивается, виноват Конгресс? В том, что не объявил войну Сомали? Так и после 5 июня 1993 года он никакой войны не объявлял, и тем не менее Пентагон сейчас разрешил награждать боевыми неделями и знаками тех американских военнослужащих, которые попали в Сомали после этой злополучной даты, потому что благодаря средствам массовой информации все теперь знают, что американские солдаты в Сомали не орехи собирают, а участвуют в самых настоящих «наступательных боевых действиях».

Сотрудник наградного отдела Министерства сухопутных войск сержант О'Киф считает, что объяснение этому следует искать в изменении статуса американских войск: если до 5 июня прошлого года служба в Сомали квалифицировалась в личных делах американских солдат как участие в чисто гуманитарной миссии, то после 5 июня находящиеся в Сомали американские войска считаются выполняющими боевую задачу.

Война или слова?

По словам сержанта О'Кифа, «до 5 июня перед нашими войсками в Сомали официально не ставилась задача атаковать противника. Они должны были лишь охранять тех, кто занимался доставкой и распределением продовольствия, а также обеспечивать безопасность воинских подразделений других стран в случае нападения на них сомалийцев». Что же изменилось после 5 июня? «После того, — сказал О'Киф, — как 26 пакистанских солдат миротворческого контингента ООН попали в засаду и были убиты, командование разрешило американским войскам в Сомали веста наступательные боевые действия с целью обеспечения безопасности сотрудников гуманитарных организаций, а также оказания помощи подвергшимся нападению воинским подразделениям других стран».

На наш взгляд, разницы никакой, если не считать трех десятков убитых «голубых касок».

Американские солдаты, в отличие от военнослужащих других стран, действующих в Сомали пол флагом Организации Объединенных Наций, не имеют права на получение денежного довольствия непосредственно от ООН. Объединенный комитет начальников штабов ответил отказом на просьбы Центрального и Европейского командований американских войск разрешить получение американскими военнослужащими дополнительного «Ооновского» денежного довольствия (выплачиваемого в виде суточных в размере 1,28 доллара в день в период выполнения служебных обязанностей и 10,5 доллара в день во время отпуска). Однако закон США «О помощи иностранным государствам» прямо запрещает получение американскими войсками денежных средств от ООН.

Еще глубже мы осознали богатые возможности словесной казуистики в ходе беседы с сотрудником одного из отделов Министерства обороны США, занимающегося вопросами компенсационных выплат. На наш вопрос о том, почему, в отличие от военнослужащих других стран, участвующих в операциях ООН, американцы не получают «ООНовских» суточных, он ответил: «Правительство США платит своим солдатам все, что положено им по закону, и платит достаточно. А деньги ООН предназначены в основном для стран Третьего мира, чтобы стимулировать их участие в миротворческих операциях ООН». Должны ли мы заключить из этих слов, что в Министерстве обороны США считают Канаду страной Третьего мира? Если нет, то почему тогда канадские военнослужащие получают эти «стимулирующие» ООНовские денежки, хотя в среднем зарплата канадских солдат выше, чем зарплата их американских коллег?

В одной из своих недавних статей специальный корреспондент газеты «Арми Таймс» Грант Уиллис приводит слова одного сотрудника финансовой службы Пентагона, пожелавшего остаться неизвестным: «Если надо будет, мы будем им платить денежное довольствие ООН — невелики деньги. Мы имеем достаточно совершенную систему выплат... Вот это и надо вкушать нашим солдатам».

Сомалийский синдром является повторением уже имевшихся в прошлом случаев, когда участие военнослужащих США в боевых действиях официально не признавалось. Типичным примером служит отношение к ветеранам войны в Сальвадоре. По словам одного сотрудника военного атташата при посольстве Сальвадора в США, «В настоящее время наше правительство не рассматривает вопрос о награждении служивших и сальвадорской армии американских военных советников». В частной беседе другой сотрудник сальвадорского посольства дал нам понять, что Пентагон оказал на руководство вооруженных сил Сальвадора сильное давление с тем, чтобы такие награждения произведены не были. Похоже, словесные жонглеры из Пентагона и в данном случае стремятся отрицать роль американских войск в событиях в стране, где сражались, проливали кровь и погибали американские парни.

Американские военнослужащие, принимавшие участие в миротворческой миссии под эгидой ООН в Сомали до 5 июня 1993 года, должны бы получить и боевые награды ООН, например медаль «На службе мира». По правилам, подписанное Генеральным Секретарем ООН представление о награждении направляется непосредственно в Министерство сухопутных войск, которое и решает, произволить награждение или нет.

До 5 мая 1993 года в Сомали действовала объединенная оперативная группа американских войск под командованием генерал-лейтенанта Джонстона. Сама ООН должна была формально принять на себя ответственность за операцию в Сомали лишь в мае того года. Американская объединенная оперативная группа действовала совместно с воинскими подразделениями из Каналы, Бельгия, Франции. Италии и других стран-членов ООН, но имела свое собственное командование. Сейчас между ООН и руководством сухопутных войск США идут переговоры о возможности награждения американских солдат и офицеров специальной медалью ООН за службу в Сомали. Статут медали еше должен быть определен руководством ООН. однако проблема уже существует. Дело в том, что по традиции право быть награжденными медалями ООН имеют те, кто прослужил в войсках ООН не менее полугода, а американские солдаты в Сомали сменяются каждые четыре месяца.

Магистры семантических фокусов очередной свой фортель выкинули при решении вопроса о награждении медалью «За стойкое поведение в плену» американского вертолетчика старшего уорент-офицера Майкла Дюрана.,сбитого в октябре прошлого года во время неудачного штурма здания гостиницы «Олимпик Отель» в Могадишо и проведшего в плену сомалийцев I 1 иней. Говоря об этой операции, министр обороны США упомянул о Дюране не как о военнопленном, а как о «задержанном». Пентагон послушно подхватил этот намек и. затянув старую песенку «Конгресс войны не объявлял», записал Дюрана в «заложники» — лишь бы он не чистился побывавшим в плену противника солдатом.

Ну а поскольку Дюран был всего лишь «задержан», то он не имеет права на медаль, налагающуюся побывавшим в плену американцам, а заодно и на соответствующие льготы (можно полумать, что Дюран был «задержан-»группой мирных сомалийских граждан, а не хорошо вооруженными, подготовленными и решительно действовавшими партизанами, сумевшими не только рассеять целую роту американских «рейнджеров», но и сбить два подоспевших к ним на выручку вертолета).

По мнению знакомого нам уже сержанта О'Кифа, Дюран мог бы получить свою медаль, если бы какой-нибудь клерк в Министерстве сухопутных войск взял на себя труд собрать юридические доказательства того, что Дюран действительно побывал в плену. «Это было бы исключением из правил, конечно», — заметил О'Киф и добавил, что видеозаписи телевизионных репортажей с места событий о том, как жестоко обращались с Дюраном захватившие его сомалийцы, могли бы заставить правительство США и Пентагон наградить-таки Дюрана медалью, дабы избежать необходимости публично объясняться по поводу своей линии поведения в данном вопросе.

Пентагон не рассматривает американских солдат, убитых в Сомали, как погибших в бою. Почему? Да потому, объясняют нам, что они не могут формально считаться таковыми согласно принятому Конгрессом законодательному акту, объявившему Сомали «зоной войны» (а не «зоной боевых действий»). Неправда ли, мы это уже слышали?

Награждение медалью «Пурпурное сердце» формально не запрещено, да и то, как нам объяснили в наградном отделе Министерства обороны, только потому, что в свое время еще президент Кеннеди издал специальный приказ, согласно которому «медалью «Пурпурное сердце» может быть награжден любой солдат, получивший ранение во время выполнения им воинского долга по поддержанию мира». Однако согласно официальному статуту, медалью «Пурпурное сердце» могут награждаться только участвовавшие в боевых действиях; практически медаль получают только военнослужащие американских вооруженных сил.

До 5 июня 1993 года в Сомали был ранен не один американский солдат. Некоторые пострадали от брошенных в них толпой камней, бутылок и прочих предметов, другие получили ножевые ранения. Но ни один из них так и не получил «Пурпурного сердца» за свои раны. А ведь во время военных действий в других странах эти медали раздавались направо и налево, даже просто за то, что солдат отморозил ноги в окопе или перегрелся на солнце.

Наш «эксперт» сержант О'Киф следующим образом объясняет политику Пентагона: «Нашим войскам в Сомали не ставится задача поиска и уничтожения противника. Они не участвуют в боевых действиях». По мнению сержанта, который готовит списки награждаемых на подпись своему непосредственному начальнику подполковнику Патриции Зигль (которая, как мы рассказывали в одном из предыдущих номеров нашего журнала, грудью стояла против любых попыток признания за ветеранами войны в Сальвадоре статуса военнослужащих, принимавших участие в боевых действиях), определение миссии американских поиск в Сомали никаких изменений не претерпело. «Это чисто миротворческая, гуманитарная миссия, способствующая единению американской нации, — заявил О'Киф. — Это не боевая операция. Война объявлена не была». Тем не менее, сержант подтверждает, что с 5 июня 1993 года награждение американских солдат боевыми знаками и медалями было официально разрешено. И это несмотря на то, что война не объявлена и, как нас уверяют, американцы не ведут боевых действий. Во всяком случае, наступательных. Или оборонительных? Да кто их там разберет...

Насколько нам известно, суть последней директивы о порядке награждения «Знаком пехотинца за участие в боевых действиях» состоит в том, что «награждать следует солдат тех пехотных и/или специальных подразделений, которые принимали участие в наступательной и/или оборонительной боевой операции с непосредственной киачей поиска и сближения с противником и его уничтожения, но... только с целью обеспечения безопасности выполняющих гуманитарные функции гражданских лиц и таким образом, чтобы все боевые действия были направлены на защиту применяющих силу лиц и лиц, занятых в миротворческой операции, которых можно назвать не при меняющим и силу».

У-у-уф... Вы что-нибудь поняли?

Фактам вопреки

В ответ на критические замечания по поводу использования Пентагоном политически выгодной терминологии сержант О'Киф обвинил авторов этой статьи (а заодно и всех тех, кого искренне волнует затронутая в ней тема) в «попытке сделать из мухи слона» и «стремлении заделаться ветеранами войны без всяких на то прав». О'Киф (все знакомство которого с настоящей войной, похоже, заключается в том, что его брат когда-то служил артиллеристом во Вьетнаме) выразился в том смысле, что «если штаб-сержанту Циммерману поставили задачу пойти и пристрелить пару-тройку прохожих, то это ешс не значит, что он принимал участие в боевых действиях, если только поставленная задача официально не именовалась боевой». Относительно штаб-сержанта Уокера было заявлено, что тот явно преступил закон или нарушил инструкцию, если действительно принимал участие в каких-то «наступательных боевых действиях» в Сальвадоре.

Наш бравый сержант основывает свое мнение на словах двух армейских полковников, которые уверяли его, что служили в Сальвадоре не как боевые офицеры, а только как инструкторы. «Функции наших в Сальвадоре были чисто совет-ническими. — заявил О'Киф, — а тех, кто нарушает закон, мы представлять к награде не можем».

И это говорится тогда, когда существует предостаточно неопровержимых документальных доказательств участия американских военных советников и инструкторов в боевых действиях в Сальвадоре.

И в Сомали, и в Сальвадоре мы и другие американцы сражались за свою жизнь против хорошо вооруженного и решительного противника, готового убить нас при первой же возможности. Любой побывавший на войне солдат знает, какой это кошмар — другому не пожелаешь. Человек, который был вынужден убивать других людей (не важно, объявлены они «противником» или нет), хранит в своей памяти пережитое до самой могилы.

Для солдата-ветерана войны боевые медали и знаки не просто награды. Они — лишнее подтверждение того, что он поступал правильно, защищая интересы своей родины, жизнь своих боевых товарищей и свою собственную жизнь. Не признавать этого официально — значит презирать профессию военного и унижать тех мужчин и женщин, которые держат в руках ружье, а не зонтик.

В военных советников тоже стреляли

Сотрудник наградного отдела может, конечно, считать, что американский соллат, воевавший в Сальвадоре или принимавший участие в наступательных боевых действиях в Сомали, поступал неправильно. Но авторы этой статьи уверены, что не найдется ни одного старшего офицера из числа воевавших в любой из этих стран, который бы согласился с таким невежественным мнением.

Подполковник Джеймс Сайке, командир одного из батальонов объединенной оперативной группы американских войск в Сомали, считает, что все без исключения военнослужащие этой группы заслужили право быть награжденными знаками за участие в боевых действиях. «Все, что мы делали там, — говорит Сайке, - должно считаться наступательными боевыми действиями с целью удержания ситуации под контролем».

Участники войны в Сальвадоре придерживаются аналогичного мнения. Вот слова еще одного боевого ветерана, генерала в отставке Максвела Турмана, бывшего в свое время главнокомандующим ВС США в зоне Центральной и Южной Америки: «Американские солдаты, служившие в составе Группы американских военных специалистов в Сальвадоре, выполняли свой долг образцово... Я могу свидетельствовать, что противник бесчисленное число раз открывал по нашим военнослужащим огонь или подходил к ним на расстояние нескольких метров... Даже под непрерывным обстрелом наши парни делали свое дело с полной самоотдачей, профессионализмом и чувством долга, чем немало помогли правительственной армии Сальвадора одержать победу. Опасность, которой они подвергались, была ничуть не меньше той, какой подвергались их соотечественники, принимавшие в последние годы участие в боевых действиях в других «горячих» точках планеты».

Но для чиновников наградного отдела сухопутных войск эти слова продолжают оставаться пустым звуком. Игра в слова продолжается.

Штаб-сержант Джон Циммерман служил в Сомали разведчиком-снайпером 10-й горно-стрелковой дивизии.

Ветеран войны в Сальвадоре Грег Уокер является редактором и автором статей одного из постоянных разделов нашего журнала.

 
 
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика