Home Журнал «Солдат удачи» Солдат удачи №004 Расправиться с максимальным эффектом

Авторизация



Расправиться с максимальным эффектом PDF Печать E-mail
Автор: Тодд Коул Фото Пола Мак-Айвера   
01.04.2011 22:37


Снайперы в стране антиподов

Снайперы принадлежат к числу военных специальностей, пользующихся особенно дурной славой. Поскольку они действуют в одиночку или парами и обычно подчиняются непосредственно командиру, пехота прославляет их и одновременно завидует им. Противник, как правило, считает их работу трусливой и преступной даже в военное время. Раздражение, которое вызывают снайперы, частично объясняется их способностью уложить любого, невзирая на его ранг. Известно, что во время Американской революции — войны, положившей начало снайперству, — английский снайпер взял на мушку затылок американского генерала. Поскольку генерал повернулся спиной, в душе снайпера взяли верх рыцарские чувства, и он не спустил курок. Этим генералом был Джордж Вашингтон.


Камерону («йогу-Медведю») Ин-су всего 19 лет. Если бы не огромный бурый нож на боку, камуфляжный костюм и мощная винтовка в руке, йога можно было бы принять за подростка. Несмотря на свою молодость, йог — курсанг школы снайперов австралийской армии. Он учится выслеживать и убивать людей на расстоянии до 1000 м. Только что он попал «в яблочко» на расстоянии 800 м — замечательный выстрел, что подтвердит любой — и ходит гордый, как будто выиграл в лотерею. Один из инструкторов, уоррент — офицер Сагг бьется об заклад на ром с кока-колой, что йог не сможет повторить этот выстрел. Тот вновь располагается в компьютеризированном стрельбище и выбивает тот же результат. Затем встает и говорит Carry: «Так можно позаботиться о стаканах?»


Средний возраст курсанта-снайпера австралийской армии 21 год, эти люди составляют элитную группу. Только чтобы попытаться поступить на снайперские курсы, солдаты проходят предварительный отбор у себя в батальоне, на котором часто отсеиваются 20 и более кандидатов. Затем 20 претендентов соперничают в ходе шестинедельного интенсивного курса, после которого иногда отсеиваются еше около половины. Почему?


«Большинство из них добивается только снайперской эмблемы — скрещенных винтовок — на военную форму». — объясняет Сагг. «Быть снайпером — больше шансов попасть в Спей, военно-воздушную службу». — признался один из курсантов, который отказался назвать себя.

«Я бы хотел работать в специальном полицейском подразделении, когда демобилизуюсь. Я рассчитываю, что это поможет», — добавил еще один.

«Я делаю это для себя — для самоутверждения», — сказал человек, который проходит курс вторично.

Их мотивы так же различны, как они сами, а они весьма различны. Их маскировочная одежда, называемая «йоуи» (аналогична костюмам-гилли американской армии), изготавливается индивидуально пришиванием лоскутов к австралийской камуфляжной форме, специально рассчитанной на австралийский кустарник-буш.

Назначение костюма йоуи в том. чтобы скрыть фигуру снайпера от его жертвы. Но при более близком знакомстве усматриваются элементы моды. Кожаные перчатки без наконечников, бейсбольные шапочки (разумеется тоже камуфляжные) и камуфляжный грим подчеркивают черты личности каждого курсанта.


Но, все-таки, разве это не армия?

«Снайпер должен быть в состоянии действовать эффективно сам по себе, так что мы не препятствуем индивидуальности в определенных пределах. По сути, это самая сложная часть подготовки, — говорит Сагг. — Эти парни в течение двух лет готовятся действовать в составе большой команды. Мы должны частично устранить этот инстинкт, чтобы они научились думать о себе, прежде чем они станут настоящими снайперами».

Наиболее индивидуальная часть снаряжения снайпера — его оружие. Австралийская армия имеет на вооружении винтовку со скользящим затвором «Паркер Хейл» модели 82 7,62x51 мм с телескопическим прицелом 6x42 «Кале Хелайа Зф 69», имеющим сетку прицела. Это довольно старое оружие, поступившее в войска в 1979 г. и выдерживающее суровые условия работы снайперов.

Как стало известно, бюрократическая машина сдвинулась с места, и вскоре снайперы полу-чат более практичное оружие. Испытания начинаются уже в этом году.

Рассматривается интересная идея о принятии на вооружение снайперской винтовки .50 калибра. Одна из главных преимуществ пули .50 калибра, развившейся из патрона от тяжелого пулемета Браунинга, состоит в том, что она обладает плоской ровной траекторией. Винтовка .50 калибра способна точно поразить цель за 1500 м, тогда как Паркер Хейл только за 800. Винтовка такой дальности идеально подошла бы для открытой местности с зарослями кустарника, которая характерна для большей части Австралии.

Патрон .50 калибра имеет размер двух пятицентовых монет, поставленных друг на друга, и способен пробить броню большинства бронетранспортеров. Последствия попадания такой пули в человеческое тело не требуют описания.

Однако в настоящее время снайперы пользуются стандартными винтовками Паркер Хейл. которые не выглядят серийными, поскольку каждый придал ему внешний вид на свой вкус.

Как уничтожить цель

Первые пять недель в снайперской школе продолжается довольно однообразное усвоение шести основных навыков стрелка. Вначале курсанты учатся маскироваться и прятаться. Они укрываются в определенном участке буша, а инструктор выискивает их на расстоянии с помощью бинокля. Если это ему не удается, курсант вправе выстрелить холостым патроном. Если и на этот раз он не находит его, курсант стреляет снова, а затем определяет номерную карточку в доказательство того, что игра велась честно. Если номер правильный, курсант выиграл.

Во-вторых, курсанты учатся оценивать дальность от 100 до 1000 м, что не так просто, как кажется. Это умение важно для правильной установки прицела. Ошибка в 100 м на расстоянии свыше 500 м — и пуля отклонится от цели на 10 сантиметров: промах, если целить кому-то в голову.

В-третьих, они учатся наблюдать. На местности прячут различные предметы, и курсанты прочесывают ее с помошью оптической трубы. Кажется просто? Это не так. Инструктор прячет перья на деревьях, камуфляжные флажки в высокой траве. «Снайпер должен научиться видеть необычное. — сказал один из инструкторов, — это крайне важно, потому что большую часть времени они проводят в наблюдении и сборе информации».


Далее курсанты оттачивают навыки ориентирования, полученные в пехоте. Когда придет день реальной работы на местности, они должны знать, где цель и где они сами. Позднее они начнут выслеживать инструктора. Выслеживание — кульминация всех их навыков в одном упражнении. Это, по сути, игра в кошки-мышки, только у мышки тоже есть ружье.

Курсанты учатся находить и «уничтожать» цель — инструктора. Если процент неудач при выслеживаниях, виденных мною, о чем-то говорит — около 80 процентов — это очень трудное упражнение.

И, наконец, курсанты учатся стрелять. Как ни странно, постижение этого искусства считается наименее трудным. Есть поговорка: «Все снайперы — хорошие стрелки, но не все хорошие стрелки — снайперы».

Момент истины

После пяти с половиной недель обучения курсанты проходят испытания на право обладания вожделенной эмблемой из скрещенных винтовок. Все сводится к моменту истины, во многом напоминающему реальность.

«У нас были случаи, когда парни прекрасно справлялись с курсом обучения, — сказал Сагг, — а в решающий день ни черта не смогли сделать. Это большое напряжение. Но это входит в программу».

Бывает и наоборот. «Случается, что паренек еле тянется всю дорогу, а на испытаниях возьмет да и покажет, на что способен. Не всегда, но некоторых напряжение мобилизует».

Напряжение сказывается. В идеале снайпер должен быть некуряшим. Но когда курсанты возвращаются после двухчасового выслеживания, большинство из них курят и закуривают от горяшей сигареты еще по одной, когда стоят кругом в задумчивости.

Многие снайперы происходят из сельской местности и выросли с оружием в руках среди буша. Встречаются и городские парни, чей охотничий опыт ограничивается ночными клубами, однако они добиваются прекрасных результатов в обучении.

Очень трудно свести набор требований к одному качеству. Армия ссылается на интеллект, выносливость и прочее. Один из солдат в кузове армейского грузовика, подпрыгивающего на дороге где-то в глуши, около 8 утра дал, на мой взгляд, лучший ответ на вопрос о том, что нужно, чтобы стать снайпером. Ему было 19. в ночь накануне он до 2 часов готовился занять место в новой социальной группе. Так что нужно, чтобы стать снайпером? «Я не знаю, — сказал он, глядя вдаль, — но чего бы это ни стоило, я постараюсь узнать. Если не на этот год, так на следующий. Я узнаю».

 
 
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика