Авторизация



Мужики в широких штанах PDF Печать E-mail
Автор: Полковник Юрий Шведов   
20.04.2011 13:13

«Что могут эти мужики в широких штанах против такой силы?» — с сарказмом спросил у своего подчиненного главный военный советник в Афганистане генерал-полковник С. Мaгометов указывая на зависший в небе боевой вертолет со звездами на бортах. Шла осень 1979 г.


Традиции подполья

Уже задолго до ввода советских войск в Афганистан там действовали многочисленные террористические организации. В 1984 г. министерство иностранных дел Афганистана выпустило «Белую книгу», в которой привело точное расположение 94 центров и пунктов подготовки афганских боевиков в Пакистане. Вот только некоторые из них, созданные накануне ввода советских войск в Афганистан.

Мирхани (12 км юго-западнее Дроша). Центр обшей военной подготовки. Максимальное количество обучаемых — 600 человек. Существует с июня 1979 г.

Ахкарзай-Даг (10 км западнее Навагая). Пункт обшей военной подготовки. Максимальное количество обучаемых — 200 человек. Существует с июня 1978 г.

Барг. Пункт обшей военной подготовки. Максимальное количество обучаемых — 150 человек. Существует с сентября 1979 г.

Варсак (30 км северо-западнее Пешавара). Центр подготовки специалистов по боевому применению средств ПВО (в т.ч. ракетного комплекса «Стрела-2М») и реактивных установок. Максимальное количество обучаемых — 700 человек. Срок обучения — 3-6 месяцев. Инструкторы — американские и египетские советники. Существует с декабря 1979 г.

Аравали (10 км западнее). Пункт обшей военной подготовки. Максимальное количество обучаемых — 80 человек. Существует с января 1979 г.

Мирам-Шах (3 км северо-западнее). Центр подготовки различных специалистов. Максимальное количество обучаемых — 700 человек, срок обучения — до 6 месяцев. Имеется группа подготовки диверсантов под руководством американских и пакистанских инструкторов. Существует с января 1979 г.

К концу 1979 года, контролируя значительную часть территории страны, оппозиционные группы действовали в основном открыто. На нелегальном положении находились только крупные руководители антиправительственных сил. Каждая оппозиционная партия располагала большим количеством вооруженных групп и отрядов. Однако все они не имели сколько-нибудь четкой организационной структуры, единого командования, общего плана действий.

Но ввод войск многое изменил, и уже в 1980 году руководители оппозиции попытались придать вооруженной борьбе более организованный характер. Летом 1989 года начинают создаваться «исламские комитеты»: промежуточное звено между руководством оппозиции и вооруженными формированиями внутри страны.


Исламские комитеты контролировали положение в «зоне ответственности», руководили боевыми действиями отрядов, разбирали споры между их командирами, собирали налоги, производили набор пополнения из местных жителей, организовывали и вели идеологическую обработку населения и личного состава формирований вооруженной оппозиции.

На полпути к регулярной армии

Низшим звеном боевых формирований оппозиции была группа в 10-15 человек. Несколько групп (3-7 и более) образовывали отряд численностью от 40-60 до 150-200 человек, а отряды, в свою очередь, объединялись под единым командованием в более крупные вооруженные формирования, в большинстве случаев именовавшиеся «фронтами». Фронты по своему составу могли быть самыми различными, и в зависимости от того, на какую территорию распространяли свое влияние, назывались «фронт уезда» или «фронт провинции». Фронт уезда насчитывал 300-400, фронт провинции — до нескольких тысяч человек. В некоторых случаях создавался «центральный фронт», под командованием которого находились фронты нескольких провинций. Основными и наиболее постоянными организационными единицами в этих условиях (по мнению лидеров оппозиции) оставались небольшие по численности группы и отряды. Их командирами назначались лица, прошедшие специальную военную подготовку, хорошо знавшие местность, нравы и обычаи местного населения.


Во второй половине 1984 года лидеры оппозиции переходят к созданию «исламских полков» по армейскому образцу. Их основу составили батальоны трехротного состава. В полку создавалось 3-5 батальонов, из которых 1-2 планировалось постоянно использовать в боях. В них вводились офицерские должности. Численный состав полков строго не определялся и мог составлять 500-900 человек и более. Отмечены также попытки объединить созданные части в составе дивизий.

В некоторых районах создавались отдельные «партизанские батальоны». Представление о задачах и организации батальона дает документ, перехваченный разведкой 40-й армии в 1985 г.

Приводим его с небольшими сокращениями.

«Фронт национального спасения Военный комитет

Организация штата отдельного партизанского батальона, спец. номер 941/66

Дата: 07.5.64 (29.07.85 г.) Имя: Hyp Алимхан сын: Вакиля Hyp Махаммадхана

место жит.: Калабазид, Баграм, Парван

должность: командир батальона возраст — 28 лет национальность: таджик

Имя: Малек Махаммад Исахан сын: Ходжи Абдуль Гарурхана место жит.: Калабазид, Баграм, Парван

должность: зам. ком. батальона национальность: таджик

Организация партизанского батальона

 

командир

заместитель

Совет

взводы

пехотные роты

тяжелого оружия

саперный

связи

отделения

взводы кадров

медицинское

разведки

оперативное отделения

подготовки и обучения

тыловое

вооружения

финансовое

Задачи партизанского батальона

Батальон может делиться на мелкие подразделения, которые действуют самостоятельно в районах поставленных задач. Он состоит из штаба и штабных подразделений, трех рот, роты инженерного оружия, саперного взвода и взвода связи, а также совета, в который входят религиозные деятели и исламские ученые района дислокации для решения спорных вопросов.

Командир обязан

быть истинным мусульманином, морально устойчивым, инициативным, умеющим принимать решения и оценивать обстановку, пользоваться авторитетом среди подчиненных;

своевременно контролировать проведение занятий по религиозной и военной подготовке, создавать соответствующие условия для их проведения;

отвечать за своевременное обеспечение материально-техническими средствами;

отвечать за составление схем и карт местности, совместно с подчиненными командирами выбирать объект и способы его уничтожения, в исключительных случаях принимать решения самостоятельно;

постоянно находиться в своем районе ответственности и действовать в соответствии с поставленными задачами. При отсутствии в районе или в штабе его батальон ликвидируется и жалобы не принимаются. Через своего официального представителя получать пополнение из Центра. Командир в течение года только 1 или 2 раза может прибыть в Центр для получения указаний или для решения неотложных вопросов, срок пребывания в Центре не более 1-2 недель;

в случае возникновения сложных ситуаций или при больших потерях, а также для сохранности морального и духовного состояния личного состава обязан принимать срочные меры и привлекать для этого авторитетных религиозных деятелей;

— обязан расширять разведывательную сеть для противостояния диверсиям и заговорам неверных».

На документе стоит виза заместителя руководителя партии по военным делам.


«Уважаемый моджахед Hyp Алимхан, командир партизанского батальона N 941/66 (07.5.64) — (29.07.85 г.)

Ваша организация после прохождения официальных этапов утверждена. Поздравляем Вас и Ваших моджахедов с получением этой священной задачи! Да поможет Вам Аллах!»

Обращает на себя внимание появление в составе батальона подразделений, подчиненных непосредственно его командиру (взводы тяжелого оружия, саперный и связи), без которых в современных условиях немыслимо ведение организованных боевых действий с хорошо подготовленным и вооруженным противником. Наличие подобной структуры свидетельствовало о стремлении к централизации руководства вооруженной борьбой и о попытках поднять ее на новый качественный уровень. Жесткие требования предъявлялись к дисциплине. Даже непродолжительное отсутствие командира в районе действий его отряда влекло за собой безусловное расформирование подразделения. Суровая кара ждала в этом случае и самого нарушителя. Например, за самовольное оставление позиций на перевале Сатэ-Кандау в ходе проведения советскими войсками операции «Магистраль»* 14 полевых командиров были расстреляны по приказу руководителей оппозиционного движения.

* Операция «Магистраль» была проведена силами ОКСВ совместно с войсками армии Афганистана с 17 ноября 1987 г. по 25 января 1988 г. с задачей деблокировать гарнизон г.Хост на юго-востоке страны.

«Непримиримые» вооружаются

К моменту ввода в Афганистан советских войск оппозиция имела самое разнообразное, главным образом стрелковое, оружие, некоторые отряды — незначительное количество артиллерии и танков, захваченных у правительственных войск.

С 1980 года в страну хлынул поток оружия из Пакистана и Ирана. Уже в 1983 году отряд в 40-60 человек имел 1-2 пулемета ДШК, 1-2 миномета, а более крупные формирования — полевые и горные орудия, радиостанции, легковые и грузовые автомобили. В 1986 году уже практически все отряды имели ДШК и зенитные горные установки. Начиная с 1983 года мятежники стали применять переносные зенитно-ракетные комплексы (ПЗРК) «Red Еуе», а с 1986 года «Stinger».

В середине 1984 года снабжение «непримиримых» взяло на себя пакистанское правительство. Были определены следующие нормы обеспечения: на группу из 10 человек выдавались один ручной противотанковый гранатомет РПГ и 9 автоматов, на отряд численностью 100 человек и более — одна зенитная горная установка (ЗГУ), до 4 ДШК, 4 безоткатных орудия, 4 миномета, 10 гранатометов, а также стрелковое оружие. Отряды, действовавшие в районах аэродромов и других площадных объектов, имели кроме этого реактивные установки.


В справке-докладе «Краткая оценка военно-политической обстановки в ДРА», подготовленной оперативным отрядом 40-й армии по состоянию на 20 апреля 1987 года, отмечалось:

«На вооружении действующей в ДРА группировки мятежников состоит 450 пусковых установок реактивных снарядов (ПУРС), 341 ПЗРК (в т.ч. 47 АЗРК «Stinger»), 920 безоткатных орудий, 1830 минометов, 410 зенитных горных установок, 3070 ДШК, 7500 ручных противотанковых гранатометов. По сравнению с 20 апреля 1986 года количество тяжелого оружия возросло: ПЗРК — более чем в 2 раза, ПУРС — в 1,7 раза, безоткатных орудий и ЗГУ—а 7,5 раза, минометов, ДШК, РПГ — на 30-40 процентов.

В 1984 г. было отмечено 62 пуска ПЗРК, в 1985 г. —141, а в 1986 г. — 847 (сбито 26 самолетов и вертолетов). За три с половиной месяца текущего года — 86 (сбито 18 воздушных целей). При этом значительно увеличилась эффективность применения ПЗРК мятежниками: по итогам прошлого года вероятность поражения воздушных целей составила 3 процента, в текущем году — 20 процентов».


К началу 1988 г. вооруженная оппозиция располагала в достатке стрелковым автоматическим оружием, крупнокалиберными пулеметами и зенитными горными установками, гранатометами, горными пушками, 88-мм и 120-мм минометами, переносными зенитными комплексами «Red Еуе», «Stinger» и «Blowpipe», реактивными снарядами «земля-земля», различными противотанковыми и противопехотными минами. В восточных провинциях Афганистана к этому времени на вооружение отрядов поступили противотанковые управляемые ракеты, в юго-восточные провинции — 120-мм гаубицы, в южные — удлиненные заряды для разминирования.

Да поможет вам Аллах!

Обучение бойцов вооруженных формирований оппозиции осуществлялось главным образом по двум направлениям; подготовка в лагерях на территории Пакистана и Ирана и подготовка в учебных центрах непосредственно на территории, занятой душманами. Для этого только в Пакистане уже к июню 198! года имелось 30 военных лагерей и 50 опорных пунктов. К 1986 году их количество возросло до 200. Более 20 подобных центров функционировало в Иране. Их общая емкость составила 50 тыс. человек, что позволяло довести ежемесячный выпуск боевиков до 3 тыс. человек. Представление о системе обучения в таких центрах дает информационная справка, подготовленная разведотделом 40-й армии.

«Общие сведения о составе полков партии Национальный исламский фронт Афганистана (НИФА)

В Пакистане в районе Шахгай размещаются три полка. Управление ими осуществляется из объединенного штаба, который размещается в этом же районе.

Полк N 1 «командос» предназначен для боевой подготовки личного состава. Организация полка: управление, три учебных батальона, управление тыла полка. В состав каждого батальона входят три учебные роты. Учебный процесс обеспечивают 4-5 преподавателей. В общем в трех батальонах ведут подготовку по всем предметам обучения 15-20 преподавателей. В числе изучаемых предметов — тактика, огневая подготовка, материальная часть оружия (стрелкового, минометов, гранатометов, артиллерии). Время подготовки — 1 месяц. В конце обучения проводится подведение итогов, определение уровня боевой подготовки выпускников с участием американских, китайских и пакистанских советников, а также журналистов, ведущих на встрече съемку пропагандистских фильмов.

По окончании обучения выпускники во главе со старшими групп доставляются в районы, близкие от пограничных зон, получают определенное для каждого оружие и затем с караванами или непосредственно в группах переправляются в Афганистан. После этого группы расходятся по провинциям и присоединяются к фронтам.

Боевые полки N 2 и N 3 имеют задачу экипировки и устройства мятежников из фронтов НИФА, прибывших на подготовку в Пешавар и ожидающих начала занятий. После окончания подготовки одной группы в учебном полку «командос» по приказу объединенного штаба из полков N2 и N3 направляется новая группа для обучения и подготовки.

Примечание: подготовка и обучение по специальностям в полках N 2 и N 3 не проводится. В случае болезни кого-либо из отобранных кандидатов он направляется на лечение в госпиталь, находящийся в расположении объединенного штаба».

Аналогичными центрами подготовки на территории Пакистана и Ирана располагали и другие оппозиционные партии.

Крупные формирования оппозиции имели свои учебные центры и на территории Афганистана, где под руководством иностранных инструкторов члены отрядов проходили военное обучение. Особое внимание уделялось одиночной подготовке и действиям в составе мелких групп (от 15 до 50 человек), а также умению обращаться с различными видами оружия.

Счастливый из Панджшера

Наиболее крупным и боеспособным вооруженным формированием оппозиции на территории Афганистана являлся фронт «Панджшер», который возглавлял Ахмад Шах, прозванный своими сторонниками «Масудом» («счастливым»). В справке, подготовленной политическим отделом 40-й армии в 1984 г., дается следующая характеристика фронта (приводится без изменения лексики и терминологии).

«Общая группировка мятежников в ущелье Панджшер составляет более 100 отрядов и групп общей численностью до 5 тыс. человек, действует около 15 центров по подготовке мятежников. В районе Панджшера в основном завершено строительство и возведение фортификационных сооружений, оборудованы штабы и огневые позиции.

На основе крупных банд и групп созданы взводы и роты, которые организационно входят в состав батальонов и полков. Батальон насчитывает от 400 до 500 человек, на вооружении имеются орудия, 35 гранатометов, 50 ДШК и до 400 единиц стрелкового оружия. Батальоны находятся в оперативном подчинении трех полков, которые входят в бригаду — армию Ахмад Шаха.

В ущелье организована радио-и телефонная связь. Накоплены крупные запасы вооружения, продовольствия и боеприпасов. Мятежники закончили переброску молодежи, обучавшейся в Пакистане и Иране.

Опираясь на людские ресурсы в Панджшере и помощь из-за рубежа, Ахмад Шах стремится расширить свое влияние на широкие массы населения в зонах «Центр» и «Северо-восток», воспрепятствовать переходу племен и банд на сторону народной власти путем демонстрации силы и дезорганизации хозяйственно-экономической деятельности органов местной власти, дискредитировать их. В 1983 г. на вооружение его банд поступило большое количество оружия (ДШК, минометов, артиллерийских установок, ПЗРК).

 


 

В последнее время в бандах Ахмад Шаха созданы две группы из числа наиболее преданных ему и фанатичных мусульман, тела которых разрисованы татуировками в виде выдержек из Корана.

Необходимую информацию о готовящихся против него боевых действиях Ахмад Шах получает через своих агентов, которые внедрились в центральный партийный и государственный аппарат, вооружение силы ДРА, Царандой и ХАД».

По данным разведотдела 40-й армии, группировка Ахмад Шаха по состоянию на 1 июня 1988 г. насчитывала уже свыше 230 отрядов и групп обшей численностью свыше 9 тыс. человек. Им контролировались провинции Бадахшан, Баглан, Тахар, Кундуз, Балх, Саманган, Парван, Ка-писа. Аналогичные вооруженные формирования имели на территории Афганистана и другие оппозиционные партии. К моменту вывода советских войск наиболее влиятельными полевыми командирами на территории Афганистана, помимо Ахмад Шаха, являлись:

Туран (капитан) Исмаил. Имел 199 отрядов численностью 4655 мятежников. Им контролировалась провинция Герат.

Азизхан. Имел 66 отрядов — 1550 мятежников. Контролировал провинцию Герат.

Шермахмад. Имел 39 отрядов — 755 мятежников. Контролировал провинцию Нуристан.

Джелаллудин. 57 отрядов и групп, около 1700 человек. Контролировал провинцию Пактия.

Но наиболее известной из перечисленных личностей все-таки являлся Ахмад Шах Масуд. Поэтому приведем еще один документ: справку, подготовленную штабом 40-й армии в июне 1988 года, которую воспроизводим с некоторыми сокращениями. «Справка по Ахмад Шах Масуду.

Ахмад Шах сын Мохаммад Джана родился в 1333 (1953) году в кишлаке Джангелак волости Базарак уезда Панджшер провинции Парван в семье феодала. По национальности таджик. Мусульманин-сунит. Член партии Исламское общество Афганистана с 1978 г. Образование — незаконченное высшее. Окончил 12 классов теологического лицея «Абу-Ханифия» в г.Кабуле в 1972 г., 2 курса инженерного факультета Кабульского университета в 1974 г. Владеет французским, английским и арабским языками.

Обладает хорошими организаторскими способностями, незаурядными личными и деловыми качествами, способствующими выполнению им функций лидера группировки мятежников. Ахмад Шах Масуд — волевой, энергичный, смелый и решительный руководитель. Непреклонен в достижении поставленных целей, обязателен, держится данного слова. Умный, хитрый, коварный и жестокий противник. Имеет непререкаемый авторитет среди рядового состава мятежников и главарей подчиненной ему группировки, сильное влияние на мирное население, проживающее в контролируемых им зонах, и выходцев из ущелья Панджшер, проживающих в Кабуле, Чарикаре, Андарабе и других районах.

Обеспечил нормальные условия для населения в контролируемых им районах (обеспечение продовольствием, выплата денежных пособий семьям, имеющим погибших мятежников, организация учебного процесса в школах и ряда других мероприятий).


Опытный конспиратор, скрытен и осторожен, тщеславен и властолюбив. Анализ ближайшего окружения А. Шаха позволяет сделать вывод о том, что он не доверяет в полной мере ни одному из своих помощников. Боясь усиления авторитета лиц из своего окружения в ущерб своему влиянию, сознательно не вводит должность заместителя. Наиболее близкие к нему доверенные лица и советники, как правило, не имеют высоких официальных должностей в группировке ИОА. Отмечаются также относительно частые изменения в составе его ближайшего окружения и в составе личной охраны.

А.Шах имеет опыт ведения партизанской войны, руководства формированиями в ходе крупных войсковых операций, организации диверсий и террористических акций. Считается одним из видных военных теоретиков и практиков контрреволюционного движения «исламской революции». Обладает достаточно развитым общеобразовательным и политическим кругозором.

Религиозен, строго соблюдает мусульманский образ жизни, основанный на законах шариата. В быту неприхотлив, вынослив.

В 1978 г. после Апрельской революции А.Шах возвратился в Афганистан и приступил к созданию вооруженных отрядов в ущелье Панджшер.

Обладая хорошими пропагандистскими способностями, имея фундаментальную теологическую подготовку, боевой опыт и пользуясь личным покровительством Раббани, А.Шах сумел к концу 1979 г. создать и возглавить группировку мятежников ИОА в Панджшере.

В 1983-1984 гг. А.Шах, использовав перемирие с советской стороной в ущелье Панджшер, в течение года значительно расширил зону своего влияния на районы, находившиеся в провинциях Баглан, Бадахшан, Парван, Тахар.

В 1984 г. А.Шах, стремившийся к единоличному господству в ущелье Панджшер и прилегающих к нему районах, разгромил группировку ИПА главаря Вакиль Абдул Каюма, который контролировал ряд важных районов в Верхнем Пан-джшере, в том числе места добычи лазурита и изумрудов, и полностью овладел ущельем Панджшер.

В результате войсковых операций, проведенных в ущелье в 1984-1985 гг. против группировки А. Шаха, силы мятежников были частично подорваны, но в течение 1986-1987 гг. полностью восстановлены.

Учитывая уязвимость Панджшера от действий советских и афганских войск, в 1984-1985 гг. А.Шах постепенно сместился на север, где создал базовые районы. Группировка его за указанный период значительно возросла как за счет набора пополнения, дезертиров из афганской армии, ХАД, царандоя (в основном лиц непуштунской национальности), так и склонения на свою сторону бандформирований другой партийной принадлежности...»

Друзья похуже врагов

Советским войскам в Афганистане противостояли не разрозненные, неорганизованные банды, а хорошо вооруженные, обученные иностранными инструкторами формирования. К несчастью, боеспособность афганской армии оставляла желать много лучшего. В итоговом донесении одного из наших полков за январь 1983 года сообщалось:

"При проведении операции... особенно неблагополучно зарекомендовали себя подразделения 24 пп, царандоя, оперативного батальона ХАД. Так, при проведении операции 25.01.83 г. солдаты и командиры оперативного батальона при первом незначительном огне мятежников бросили свои позиции и отошли за боевые порядки советских подразделений. В декабре 1982 январе 1983 гг. были открытые высказывания со стороны солдат царандоя о нежелании служить и защищать народную власть. В период чистки кишлаков солдаты 24 пп, как правило, стараются отсидеться в течение всего боя за надежными укрытиями, причем открыто показывают свое неподчинение и нежелание выполнять даже незначительные боевые задачи».

Подобное положение наблюдалось во многих частях и подразделениях афганской армии. О морально-политическом состоянии афганских военнослужащих можно судить по данным о дезертирстве:

Годы              Количество дезертиров, тысяч человек

1980 ............ 22

1981 ............ 20

1982 ............ 28

1983 ............ 41

1984 ............ 32

1985 ............ 25

1986 ........... 29,5

1987 ........... 26,6

январь-май 1988 . . 8,3

И хотя к середине 80-х годов в целом боеспособность афганской армии выросла, основную тяжесть боев с моджахедами приходилось нести Советской Армии.

Те, кто принимал решение на ввод советских войск в Афганистан, не предполагали, что афганская оппозиция сможет оказать какое-либо серьезное сопротивление. Слишком неравными представлялись силы. Жизнь опровергла эти расчеты. «Мужики в широких штанах», как оказалось, могут многое. Подавить вооруженное сопротивление оппозиции так и не удалось. Более того: действия моджахедов становились все более организованными и скоординированными. Даже при наличии непримиримых противоречий между основными оппозиционными партиями их лидерам удавалось объединять на некоторое время усилия своих формирований в целях борьбы с главным для них врагом — советскими войсками.

 
 
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика