Авторизация



ОПЕРАЦИЯ «ЗАБИУЛЛО» PDF Печать E-mail
Автор: Эркебек Абдулаев   
15.05.2011 06:39

Как ликвидировали одного из ближайших соратников доктора Раббани, нынешнего президента Афганистана

День рождения

31 января 1984 года в Кабуле я готовился отмечать свое 32-летие. Варились полтушки барана, наготове стояла трехлитровая банка «салимовки» - крепчайшего самогона по рецепту «Каскада», гнавшегося местным духанщиком Салимом. В предвкушении бешбармака братва выписывала круги вокруг большой кастрюли... Но тут возник дежурный офицер и передал мне срочный вызов к шефу.

Сперва задание показалось простым: требовалось срочно доставить начальнику разведотдела 5-го отдела ХАД бесшумный пистолет «Гроза»* с двумя патронами и обучить его пользоваться этой штуковиной. Сыпанув в карман на всякий случай пригоршню спецпатронов, я завел «таблетку» -«УАЗ 452» - и двинулся к афганцам.

Начальник разведки Рашид, крутой боевик-«мокрушник», ждал у себя в кабинете. Мне было совершенно не интересно, кого это «партнеры» собираются пристрелить. К тому же я торопился обратно на пиршество. Быстренько объяснив Рашиду устройство и принцип действия пистолета, я вставил кассету с двумя патронами и, решив продемонстрировать бесшумный выстрел, нажал на курок. Раздался жуткий грохот! Пуля бабахнула по деревянной книжной полке, пробила ее, вдребезги разнесла цветочный горшок, отскочила от бетонной стены и упала нам под ноги, вращаясь и жужжа как муха. Распахнулись двери, в кабинет сунулись перепуганные афганцы. Рашид рявкнул на них, и дверь мгновенно захлопнулась.

Я был смущен. Мне следовало сообразить, что если по деревянной стенке даже просто ударить кулаком, это будет далеко не бесшумно. А тут - пулей... Мы вышли на балкон.

Вторую пулю я всадил в стену дома. Громко чмокнув, она застряла в кирпичной вкладке. Опять не то! Сменив кассету, я передал пистолет Рашиду. Он прицелился в водосточную трубу дома напротив. Рука его дернулась - тут же раздался звон пробитого металла. Да, стрелял он классно!

Испытания, однако, Рашида не вполне удовлетворили, поэтому он перегнулся через перила и начал выискивать подходящую цель. В поле его зрения попалась дворняжка, вертевшаяся возле ног часового у ворот виллы. Тщательно прицелившись, Рашид спустил курок. Выстрела слышно не было. Собачка вдруг взвизгнула, крутнувшись на месте, укусила себя за заднюю лапу и рванула прочь на трех ногах. Солдат-часовой тупо смотрел ей вслед, ничего не понимая. Теперь Рашид был доволен.

Мы вернулись в кабинет. Итак, прикидывал я, четыре патрона мы уже израсходовали, еще четыре понадобятся Рашиду, чтобы научить своего оперативника, плюс еще четыре -оперативник обучит агента, и два понадобятся агенту, чтобы кого-то там пришить. Может, высокое афганское начальство тоже захочет посмотреть оружие в действии? Добавим еще четыре патрона. Итого я даю Рашиду 14 патронов, гильзы которых он обязан мне вернуть, так как они секретные. Мое руководство распорядилось всего лишь о двух, я потрачу сегодня 18, потому что я добрый, и вообще - пора мне возвращаться, там ребята уже заждались.

Однако Рашид вцепился в меня мертвой хваткой. Послав нафара (прислугу, ординарца) в духан за водкой, он попросил проконсультировать его по тактике предстоящей «спецакции». Не называя имен и района операции, Рашид в общих чертах описал ситуацию, в которой предстоит действовать его агенту-боевику. Мы засиделись с ним до двух часов ночи, но зато общими усилиями изготовили несколько мин-сюрпризов в виде обычных автоматных рожков с патронами, а также «Калашников», который взрывался, стоило только из него выстрелить.

Когда я вернулся, народ, понятное дело, уже разлегся по койкам, ковыряя спичками в зубах. Доложив начальству эзоповым языком о проделанной работе, я присоединился к компании.

Командировка

Но выспаться мне не дали. Рано утром снова возник дежурный офицер и пригласил к городскому телефону. Шеф, ничего не объясняя, дал команду немедленно вылететь вместе с Рашидом в Мазари-Шариф - город на севере Афганистана.

Телефонная сеть Кабула прослушивается, пожалуй, всеми разведками в мире, поэтому ничего удивительного, что Шеф не мог ничего уточнять. Гадая, что могло случиться, я на всякий случай прихватил свой рюкзак с «джентльменским набором» и поехал в аэропорт.

Возле ревущего моторами Ан-26 прогуливался Рашид. Мое появление его почему-то не обрадовало. Довольно бесцеремонно и даже грубо он спросил, какого... мне тут надо. Вот те на! Я-то думал, моя командировка с партнерами согласована! Пришлось импровизировать на ходу: мол, начальство, услышав, что были изготовлены взрывные ycтройcтвa, отправило меня как бы заложником собственных бомб. Вдруг одна из них рванет в воздухе? Афганцы станут обвинять чекистов в предумышленной диверсии. Так что я — в Мазари-Шариф и первым же бортом рвану обратно... Рашид остался доволен объяснением.

В Мазари-Шариф мы сразу отправились в территориальное управление ХАД, где нас ожидал сам начальник 5-го управления доктор Баха**. Увидев меня, он нахмурился и по-пуштунски в довольно резком тоне заговорил с Рашидом. Выслушав ответ, смягчился. Баха обратился ко мне по-русски, поблагодарил за про-деланную работу и отпустил восвояси. Меня подбросили в расположение зональной группы отряда «Омега», где я и остался дожидаться рейса на Кабул.

Ночью где-то совсем рядом начался бой: ухали гранатометы, трещали автоматы. Я потянулся было за стволом, но ребята остались совершенно безучастны к творившемуся на улице и популярно объяснили, что такая пальба у них - дело обычное не то что у нас, конторских кабульских крыс

На другой день до обеда я загарал на балконе. Затем обьявился Рашид и предложил посетить с ним местный базар. Мои коллеги не рекомендовали мне такую прогулку, поскольку власть в городе лишь до 12 дня была у «наших», а после полудня и до ран-него утра переходила к «духам». Но мы все-таки двинули в город. Рашид - сукин сын - в самых людных местах демонстративно затевал со мной беседы по-русски. Сразу десятки враждебных глаз с удивлением начинали ощупывать меня. Мурашки по коже! Я хоть и без автомата, но под авиакурткой всегда носил внушительный арсенал: на четыре часа скоротечного боя, как любил говаривать мой друг Ваня Кулешов. И все-таки...

Весь взмокший, я благополучно возвратился в «Омегу» и зарекся от таких опрометчивых поступков.

Наступила ночь. Около 23 неожиданно опять приехал Рашид: меня приглашает доктор Баха. Прихватив свой «тревожный рюкзак» автомат, я поехал.

В кабинете, куда меня привели, сидели трое: Баха, начальник местного управления ХАД и начальник политотдела афганской армии зоны «Север». После церемонии знакомства Баха обратился ко мне за советом: как защитить двоих проездом оказавшихся в Мазари-Шарифе экспертов ООН по правам человека? Эксперты поселились в отеле в центре города. Моджахеда, прознав об этом, решили ночью захватить их, чтобы показать всему миру свои боевые возможности. Вся афганская армия и советские части задействованы в широкомасштабной операции против душманской группировки войск командующего фронтом ИОА *** Забиулло в ущелье Мармель. Для охраны ООНовцев местное управление ХАД смогло наскрести всего 40 бойцов поваров, шоферов и прочего обслуживаюшего персонала, которые, ясное дело, разбегутся при первом выстреле... Так что я мог бы посоветовать?

Я спросил, известна ли численность душманов, собирающихся про-водить операцию, и из какого района города они будут выдвигаться? Баха сказал, что моджахедов будет человек 25, а расположились они сейчас на северной окраине Мазари-Шарифа. Вооружение - автоматы и гранатометы.

Изучив карту города на стене, я ткнул пальцем в перекресток севернее отеля, миновать который духи никак не могли: «Здесь надо устроить засаду!»

Баха возразил: понадобится примерно 120 бойцов, а где их взять? Я покачал головой: «Зачем 120? Хватит нас с Рашидом». Развязав свой рюкзак, я вытащил ночной прицел и пристегнул к своему АКСН. Достал также две мины направленного действия МОН-50, электропровода и подрывную машинку ПМ-4. «Рашиду следует выдать пулемет ПК с лентой на 250 патронов». - добавил я.

План мой был таков. Мы с Рашидом под покровом ночи доберемся до перекрестка, установим мины, и, спрятавшись за дувалом, в ночной прицел будем наблюдать за обстановкой. При появлении «духов» дождемся, когда они приблизятся метров до 20-30, и нанесем удар минами. Каждая из них нашпигована 550 стальными шариками: они как картечью сметут душманский отряд. Рашид из-за угла будет строчить из пулемета, пока не выпустит в их сторону всю ленту. А я «под шумок» одиночными выстрелами прицельно «выберу» тех, кто еще шевелится. Как только у Рашида кончатся патроны, мы сразу же - ноги в руки, и даем деру. Длиться такой бой будет максимум полминуты.

Двое афганцев напряженно вслу-шивались, не понимая по-русски. Доктор Баха перевел им. В наступив-шей тишине они в изумлении уставились на меня.

Тишину нарушил Баха: «Я пойду с вами!»

«Ну уж нет, товарищ доктор, вам туда нельзя!»

Снова подумав, Баха заявил: «Я не имею права рисковать вашей жизнью, поэтому засаду отменяю, А вот могли бы вы, товарищ Бек, одолжить свой автомат Рашиду? Он подежурит на крыше отеля. Кстати, можно ли из него в темноте попасть в голову с дистанции примерно 100 метров?»

Я ответил, что автомат пристрелян с ночным прицелом на 400 метров. «Ты пользовался когда-нибудь такой штукой?» — спросил я у Рашида. Он отрицательно мотнул головой. «B таком случае, разрешите, товарищ доктор, мне пойти вместе с Рашидом!» - сказал я.

Баха вдруг легко согласился.

Мы с Рашидом вернулись на точку к нашим ребятам из «Омеги». Я нырнул под кровать, вытащил ящик с патронами и начал пересыпать бумажные пачки себе в рюкзак. Положил туда же несколько гранат, а вот мины МОН-50 оставил за ненадобностью.

Ребята мрачно наблюдали за мои-ми приготовлениями: — «Куда это ты собрался, браток?» Я объяснил суть дела. Старший группы подумал и заявил: «Я не имею права тебя отпускать!»

«А я тебе не подчиняюсь!» - отрезал я и соврал: «Я выполняю личное указание шефа! А если со мною что случится, где искать меня - знаете, и кого за... подвешивать — тоже».

...На стареньком разболтанном УАЗике нас подбросили до гостиницы. У входа под одиноким фонарным столбом, весь освещенный, стоял допотопный БТР-40, по оси вросший в землю. Виднелись каски нескольких солдат внутри него. Тишина... Рашид с моим «Калашниковым», следом я с рюкзаком протопали мимо БТР в холл гостиницы. Солдаты нас не заметили. Холл был пуст. Оглушительно матерясь, Рашид начал пинать все двери подряд, пока не вытащил из-за вешалки насмерть перепуганного администратора.

- В каком номере живут американцы?- спрашиваем его.

- Какие американцы? - лепечет администратор.

- Обыкновенные! Один негр и один белый. И кто их сопровождает?

- Рашид для убедительности потыкал его автоматом в живот. Это подействовало, и скоро мы знали все, что нам надо было знать. Мы поднялись на второй этаж и пошли в комнату по соседству с той, в которой ночевали ООНовцы. Там мы обнаружили афганца в национальной одежде. Это был начальник 4-го отдела 5-го управления ХАД, отвечавший за безопасность на транспорте.

Первым делом мы отыскали лестницу и приставили ее к люку, ведущему на плоскую крышу отеля. Затем вернулись в номер и разложили на койках арсенал.

Я хлопнул Рашида по плечу: «По-моему, я сегодня у тебя в гостях! Война войной, а ужин по распорядку!» Рашид намек понял, нажал кнопку на стене. Возник могучий волосатый детина.

«Бача (мальчик, паренек), принеси нам что-нибудь поесть и выпить!» - барским тоном распорядился мой спутник. Пока Рашид ему еще что-то втолковывал, он мрачно косился на кровать: наверное, впервые видел автомат с таким огромным и страшным прицелом.

Вскоре он вернулся с подносом, на котором высилась целая гора жареного мяса в свежей зелени. Поставил на стол прохладную литровую бутыль экспортной «Столичной», прозванной: в 40-й армии «маруськой»...

Вскоре водка и закуска кончились. Было уже давно за полночь. На улице стояла звенящая тишина, даже собаки не тявкали. Похоже, что мы своим появлением распугали всю округу. А ведь еще вчера здесь все бухало и грохотало!

Пора было укладываться спать. Мы с Рашидом заняли две крайние койки, а собутыльника уложили на матрасе на полу. Пистолет с патроном в патроннике я на всякий случай сунул под подушку. Лег на левый бок, лицом к афганцам. Выключили свет...

Через полчаса левый бок затек, все тело заныло. Тогда я взял гранату Ф-1, сунул ее между ног, усики чеки разогнул - и, повернувшись к своим приятелям спиной, погрузился в чуткий сон, изредка лаская пальцами рубчатый прохладный металл.

Проснулись мы поздно. Солнце уже стояло высоко. Наспех одевшись и спрятав оружие в рюкзак, спустились на улицу. ООНовцы час как улетели в СССР, и мы поехали к Бахе. На этот раз он был в хорошем настроении. Взглянув на наши помятые лица, посочувствовал, угостил плотным завтраком, не забыв дать похмелиться. Лед отчуждения между нами, кажется, постепенно таял.

Покушение

После того, как мы с Рашидом вернулись в норму, начался откровенный разговор.

Баха сказал: «Нам предстоит ликвидировать одного злейшего врага апрельской революции. В ближайшее время он будет пользоваться джипом, водитель которого - наш агент. Мы хотим вооружить агента бесшумным пистолетом, чтобы тот мог в удобный момент застрелить врага. Взрывное устройство, которое вы с Рашидом привезли, не вполне подходит для этой цели.»

Понятное дело, мне было интересно выведать, кого они задумали прикончить. Я стал задавать множество разнообразных вопросов: о времени дня, температуре и атмосферном давлении, о типе автомашины, об удаленности места проведения операции от ближайших постов безопасности, и т.д. В конце концов мне стало ясно: речь идет о ликвидации Забиулло, третьего человека в иерархии ИОА.

Перебирая с десяток вариантов, наконец мы пришли к выводу: минировать машину агента, установив под каждым сиденьем, кроме водительского, миниатюрные кумулятивные заряды, а тумблер включения электродетонаторов вывести в укромное место под приборным щитком. Агент, выбрав подходящий момент, нажмет кнопку. Сам он при этом будет лишь слегка оглушен взрывом. Затем, взяв чье-нибудь оружие, он добивает «духов». Может случиться даже так, что «объект» будет всего лишь ранен и взят в плен. А заминировать машину в техническом плане было несложно. С этим мог справиться и сам Рашид.

Доктор Баха остался доволен. Он, однако, поинтересовался, нет ли смысла усилить заряд и уничтожить «объект» вместе с агентом? Я ответил резко отрицательно: «Существует неписаный закон, по которому исполнитель акции всегда должен оставаться в живых, иначе вскоре мы не найдем ни одного человека на эту роль. Если мы не можем гарантировать безопасность агента, следует избрать другой вариант. Агента в подобной ситуации полагается обязательно предупредить о возможных последствиях. Я рекомендовал бы ему надеть шапку-ушанку и завязать шнурки под подбородком, чтобы у него глаза не выскочили от действия ударной волны на уши. Стоит также пожертвовать одной машиной: заминировать ее и взорвать ее в присутствии агента, чтобы убедить его в абсолютной безопасности акции для него лично».

Таким образом, придется списать две машины, а агенту потом подарить новый джип.

... Часа через полтора-два мы уже были на аэродроме. Улетали в Кабул на самолете министра обороны Афганистана. На борт взяли человек тридцать симпатичных девчат - делегаток съезда женщин ДРА. Через полчаса приземлились почему-то в Кундузе и приняли на борт какого-то крутого советского военачальника без знаков различия, но со свитой. Здоровенные русские парни деликатно вытеснили двух подозрительных азиатов в предбанник возле пилотской кабины, а советский генерал занял наше место за столом напротив Бахи и продолжил трапезу. Правда, Рашид успел стянуть из салона пару бутылок и закуску...

От кабульского аэропорта до ворот представительства КГБ меня подбросили на черном «мерседесе» доктора Бахи. Оставив пыльный рюкзак в комнате, я пошел в штаб докладывать о проделанной работе: кто, кого и как собирается отправить на тот свет. Шеф напряженно слушал, не перебивая. Стоявший рядом с ним другой начальник все время морщился, потом не выдержал: «Пожалуйста, не дышите на меня!»

«Есть не дышать!» - я козырнул, повернулся крутом, и едва не опрокинув стол, оказавшийся на пути, вышел вон.

Через неделю Забиулло погиб «в результате массированного бомбо-штурмового удара» нашей авиации, как было передано в сообщении. Бесшумный пистолет я позднее видел у Бахи: он с гордостью, напоказ носил его в кобуре на брючном ремне, видимо, вызывая зависть других начальников ХАД. А еще через два месяца бесшумная «Гроза» перекочевала к... Ахмад Шаху Масуду, Но это уже другая история.

* «Гроза» - двухствольное миниатюрное подобие тульского дробовика. Секрет его бесшумности - в спецпатронах, снаряжаемых обычными автоматными пулями калибра 7,62 мм.

** 5-ое управление по борьбе с бандитизмом центральных органов безопасности ДРА было самым боеспособным среди подразделений ХАД.

*** ИОА - Исламское общество Афганистана: политическая партия, возглавляемая доктором Бурхануддином Раббани, нынешним президентом Афганистана.

Обновлено 15.05.2011 07:31
 
 
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика