Авторизация



МИРНОЕ ВТОРЖЕНИЕ PDF Печать E-mail
Автор: Дейл В.Купер   
15.05.2011 09:47

Войска специального назначения США занимают гаитянскую столицу Порт-о-Пренс, чтобы заменить президента — бескровно


Фото Питер Нобель

Рядовой 1-го класса Син Смит, несший караульную службу в Порто-Пренс, наблюдал за собравшейся у его поста толпой возбужденных гаитянцев численностью 60-70 человек, когда рядом с постом, визжа тормозами, остановился джип, набитый вооруженными до зубов гаитянскими полицейскими из подразделения по борьбе с массовыми беспорядками. Прежде чем полицейские успели соскочить с машины и начать избивать людей, Смит схватился за свой ручной пулемет. Казалось, противостояние одного американского солдата и дюжины гаитянских полицейских длилось целую вечность. Наконец, командовавший полицейскими сержант не выдержал и приказал водителю джипа уезжать. Смит, которому была дана инструкция не вмешиваться, позднее говорил, что открыл бы огонь, если бы полицейские сделали хоть одно угрожающее движение. Смиту не было известно, что как раз тогда, когда происходило его противоборство с полицейскими, пришло распоряжение внести изменения в порядок применения оружия.

Приказ начать операцию вторжения на Гаити поступил из Пентагона в Форт- Брэгг, где был дислоцирован штаб 82-й воздушно-десантной дивизии США, 18 сентября 1994 года в 17.45. Дивизии была поставлена четкая задача:

- нейтрализовать вооруженные силы и полицию Гаити;

- защитить американских граждан и интересы, а также находившихся в Гаити подданных других государств;

- установить американское военное присутствие в этой стране, чтобы создать условия для возвращения ее избранного демократическим путем руководителя.

Пока высокопоставленная американская делегация во главе с бывшим президентом США Джимми Картером прилагала все усилия к тому, чтобы убедить добровольно уйти генерал-лейтенанта Рауля Сел-раса и двух других членов военной хунты, которая три года назад вынудила законного президента Гаити Жана Бертрана Аристида покинуть страну и захватила власть, поступил приказ свергнуть хунту силой оружия.

Большинство из тех 2760 американских десантников, которые летели на более чем 60 самолетах С-130 и С-141 над залитыми лунным светом водами Карибского моря в районы десантирования, выбранные вблизи аэропорта гаитянской столицы Порт-о-Пренс (численность населения около 1,2 млн человек) и города Пегас, не ведало об игре «кто кого переглядит», которую вели в то время Седрас и Картер.

Первая волна десанта, доставляемая парашютным способом, должна была обеспечить быстрое развертывание на земле преобладающей боевой мощи. Командир 82-й воздушно-десантной дивизии генерал-майор Уильям М.Стил получил от командования 18-го воздушно-десантного корпуса предварительную директиву по планированию операции в Гаити еще в июле 1993 года. Таким образом, планирование этой операции, самой сложной после проведенной 82-й воздушно-десантной дивизией в сентябре 1944 года операции «Мар-кет Гарден», заняло более года. Мысль о том, что они делают историю, по всей видимости, не приходила в голову десантникам, деды которых служили в 82-й воздушно-десантной дивизии полвека назад; сегодняшних десантников заботило главным образом то, как им уцелеть при совершении боевого прыжка ночью с высоты 150 метров.

Все мероприятия по боевой подготовке, проводившиеся в течение последнего года, преследовали цель подготовить личный состав дивизии, особенно бригады армейской авиации, к десантированию с вертолетов, которое планировалось начать через несколько минут после приземления первого десантника-парашютиста в районе Пегаса. Подготовке бригады армейской авиации способствовали ночные групповые полеты над водой с использованием аппаратуры ночного видения. Планировалось перебросить бригаду из континентальной части США в Пегас с промежуточными посадками на авиабазе ВВС Хомстед (штат Флорида) и на острове Большой Инагуа.

Огневую подготовку и непосредственную авиационную поддержку должны были осуществлять тактические истребители F-16 «Файтинг Фэлкон» и штурмовики А-10 «Тандер-болд-2» из состава базировавшегося на авиабазе ВВС Поуп (штат Северная Каролина) 23-го авиакрыла тактического авиационного командования ВВС США. Самолеты огневой поддержки АС-130 «Спектр» были способны обеспечить точный огонь из 20-, 40- и 105-мм пушек. Для разрешения задач огневой подготовки планировалось использовать также возможности ВМС и корпуса морской пехоты США. Было предусмотрено все. Используя совершенные системы разведки и наблюдения, органы оперативного планирования подготовили полные перечни целей, обновление которых продолжалось даже тогда, когда 82-я воздушно-десантная дивизия уже перебрасывалась в район боевого назначения.

Когда примерно в 17.30 я увидел, как посол Уильям Свинг вскочил в свой лимузин, а его охранники — в автомобили «Шевроле-Сабербан», припаркованные в аэропорту Порто-Пренс, я почувствовал, что что-то должно случиться. Небольшая кавалькада умчалась в сторону Национального дворца, где Картер и два других члена американской делегации — бывший председатель комитета начальников штабов США Колин Пауэлл и председатель сенатского комитета по делам вооруженных сил Сэм Нанн — в этот момент вручали Седрасу ультимативное требование хунте сложить с себя властные полномочия 15 октября.

Делегация во главе с Картером незадолго до этого возвратилась из личной резиденции главы хунты, где г-жа Седрас заявила Картеру, что ей известно, что она и трое ее детей — 17-летний сын, 14-летняя дочь и 10-летний сын — фигурируют в списке объектов атаки, указанных войскам специального назначения США. «Мы умрем прежде, чем успеем покинуть Гаити», — сказала жена генерала. Когда она кончила рассуждать о смерти, Картер был ошеломлен. Он решил, что его миссия провалилась.

Президент Клинтон считал так же. С того момента, когда он установил для Картера предельный срок заключения соглашения — полдень — прошло несколько часов. Репортеры, которым удалось мельком увидеть Клинтона в Белом доме, утверждали, что он сильно потел. Пока в пригороде Порт-о-Пренс шли переговоры, в соседней комнате зазвенел телефон засекреченной связи. Один из помощников Картера взял трубку. Звонил Клинтон. Он хотел переговорить с кем-либо из членов делегации США и уведомить их о том, что у них остается 30 минут, чтобы подписать соглашение, иначе он отдаст им распоряжение покинуть Гаити.

Пауэлл вышел на 20 минут, чтобы переговорить по телефону с Клинтоном. Его отсутствие явно разъярило Седраса, который холил взад-вперед как зверь в клетке. «Седрас явно рассчитывал, что Пауэлл убедит его жену, что генерал и его семья не пострадают», — отмечал Наин.

Когда уже казалось, что Седрас вот-вот уступит, в зал ворвался начальник штаба гаитянской армии бригадный генерал Филипп Бьямби. Он обвинил делегацию Картера в намерении обманом принудить гаитянскую сторону к капитуляции, разглагольствуя о близком и неминуемом вторжении в Гаити американских войск. На это Пауэлл возразил, что если у Бьямби имеются заслуживающие доверия контакты в Штатах, ему следует немедленно с ними связаться и уточнить обстановку. Возвратившись через некоторое время, Бьямби сказал Седрасу, что получил фототелеграфное и два телефонных подтверждения о вылете 82-й воздушно-десантной дивизии из Форт-Брэгг. Затем Бьямби обвинил делегацию Картера в том, что, не рассчитывая на успех переговоров, она стремится лишь помешать ему и другим военным руководителям Гаити выполнять свои обязанности в преддверии вторжения, а на случай срыва переговоров на борту авианосца «Америка» ВМС США находится команда спецподразделения «Дельта», которая должна безопасно вывезти членов американской делегации с острова.

Только после того, как Седрас заверил Пауэлла, что намерен соблюдать условия соглашения, Картер позвонил Клинтону, и президент США дал указание отменить десантирование в Гаити 82-й воздушно-десантной дивизии, которая находилась в воздухе уже 73 минуты. Когда пришло это известие, выпускающий на седьмом самолете разломил химический карандаш и фосфоресцирующими зелеными буквами, чтобы все могли видеть, написал на планшете простые слова «ВОЗВРАЩАЕМСЯ ДОМОЙ».

В 09.30 следующего за отменой десантирования дня солдаты 10-й легкой пехотной дивизии США из Форт-Драм, штат Нью-Йорк, на 10 десантно-штурмовых вертолетах «Блэкхок» приземлились в международном аэропорту Порт-о-Пренс вслед за вертолетами огневой поддержки «Кобра», взлетевшими с борта авианосца «Эйзенхауэр» ВМС США.

Первыми из вертолетов «Блэкхок» спрыгнули на землю солдаты роты С из состава 2-го батальона 22-й бригады. Как только вертолеты вновь взлетели, солдаты заняли круговую оборону, но, видя, что в них никто не собирается стрелять (если не принимать в расчет «обстрел» со стороны вооруженных камерами фотокорреспондентов), солдаты вскоре вскочили на ноги и бросились бежать по бетонному покрытию аэропорта.

В их числе было несколько участников неудачной интервенции США в Сомали, которые говорили, что в тот момент они не знали, чего им следует ожидать от гаитянцев. «Нас предупредили о том, что мы можем попасть под огонь снайперов», — сказал один из военнослужащих США. Но ни одна из сторон не прибегла к оружию в данной ситуации. Как было и в Сомали, десантники не встретили вооруженного противодействия. Однако вскоре обстановка в Гаити начала меняться.

Один гаитянец, торговавший бензином в районе морского порта, был забит насмерть гаитянскими полицейскими из подразделения по борьбе с массовыми беспорядками. Под дубинки гаитянских полицейских угодили сотни других мирных жителей, которые пришли в гавань, чтобы понаблюдать за первым американским автомобильным конвоем, покидавшем причал. Я видел, как после удара огромной дубинкой голова человека раскололась словно арбуз. Этот человек шел вдоль береговой линии, когда четверо гаитянских полицейских наобум выбрали себе жертву и напали на нее на глазах американских военнослужащих, имевших приказ не вмешиваться.

Один из солдат 10-й легкой пехотной дивизии, бессильно наблюдавший со своего сторожевого поста на опоясывающей территорию морского порта высокой бетонной ограде за избиением гражданских лиц, наконец, не выдержал и сказал: «Если мы не предпримем каких-либо мер, чтобы остановить это насилие, я брошу все мое оружие и снаряжение и уйду в Доминиканскую Республику». К вечеру второго дня с начала высадки в рядах американских военнослужащих начались волнения. Рядовые умоляли командиров рот разрешить им покинуть свои сторожевые посты, чтобы предотвратить дальнейшие случаи кровопролития. Но официальное указание Белого дома и Пентагона гласило: «Американские военнослужащие не должны вмешиваться в текущую работу по поддержанию правопорядка в Гаити».

Рассвет третьего с начала высадки дня ознаменовался усилением зверств и запугиваний мирного населения со стороны гаитянской полиции. Позднее в этот день командовавший объединенной группой вооруженных сил США генерал-лейтенант Хью Шелтон предупредил Седраса, что американцы не потерпят дальнейшего насилия в отношении гражданского населения Гаити. Новые инструкции разрешали американским военнослужащим применять оружие для защиты жизни мирных жителей Гаити.

До того, как американское десантное вторжение в Гаити было отменено, считалось, что первоочередным и, пожалуй, вызывавшим наибольшие опасения объектов атаки является учебный центр гаитянской армии Камп д'Аппликасьон, где была дислоцирована также 27-я рота тяжелого оружия. В этом центре, который располагался на холмистой местности примерно в 10 км от столицы, имелось много оружия и боевой техники, в том числе бронеавтомобили V-150, «Кадиллак- Гейдж», 40-мм зенитные и 57-мм противотанковые пушки, разнообразное стрелковое вооружение и склады боеприпасов.

На рассвете дня «Д+3» <«Д» — день начала операции) шесть групп А и одна группа В войск спецназа США высадились с вертолетов прямо на территории военного городка, в то время как ошеломленные гаитянские часовые у главного въезда глазели в небеса. Военнослужащие войск специального назначения под командованием майора Джеймса Нельсона начали проверку и инвентаризацию всего оружия и боеприпасов. «Мы захватили все», — заявил заместитель командира командования специальных операций сухопутных войск США бригадный генерал Дик Поттер, когда на следующее утро прибыл в центр для ознакомления с вооружением.

«Нас поджидал всего один сюрприз, — продолжал Поттер по пути к баракам, где гаитянские солдаты занимались вытаскиванием наружу вооружения. — По данным разведки, у гаитянцев имелись 57-мм зенитные пушки, но на деле оказалось, что это 57-мм противотанковые орудия».

Большинство виденного мною вооружения находилось в плохом состоянии. К примеру, укупорки, в каждой из которых было по 16 40-мм снарядов, сильно проржавели. В аналогичном состоянии были и некоторые из снаряженных 12,7-мм патронами пулеметных лент. Гранаты сильно устарели (на лимонках стояла дата выпуска — 1953 год), но по-прежнему были смертоносными. Одной из гранат, которая неделей позже была брошена в толпу в районе центральной части города, пять гаитянцев были убиты и 47 ранены.

Когда люди Нельсона десантировались на территорию центра, они обнаружили, что одна из 40-мм зенитных пушек «Бофорс» заряжена. «Если бы высадка проходила в условиях противодействия противника, гаитянцам удалось бы расстрелять магазин с четырьмя снарядами прежде, чем расчет пушки был бы уничтожен огнем с самолета огневой поддержки «Спектр», — отметил генерал Поттер. Солдаты Поттера были готовы нанести по Камп д'Аппликасьон огневой удар такой силы, что этот военный городок сгорел бы дотла и до сего времени продолжал бы дымиться.

Тяжелое вооружение, например, бронетехнику и артиллерийские системы, установили в ряд на футбольное поле, чтобы его могли фотографировать представители средств массовой информации. На одной из 57-мм пушек имелась бронзовая табличка с датой выпуска «25.02.09», но пушка была пригодной к боевому использованию. С помощью боевых машин пехоты «Брэдли», которые в составе 24-й механизированной дивизии СВ США участвовали также в войне в Персидском заливе, гаитянские бронеавтомобили V-150 и артиллерийские системы были отбуксированы в аэропорт и взяты под охрану. Толпы гаитянцев выражали свой восторг, когда это вооружение вывозили через главный въезд в военный городок, над железными воротами которого красовался девиз «Честь, дисциплина, компетентность».

Насколько гаитянская военная хунта была близка к тому, чтобы быть свергнутой в ходе вторжения? Головной самолет из цепочки С-130 и С-141, растянувшейся почти на сотню миль в небе над Карибским морем, находился всего в двух часах лета от района десантирования.

Через неделю после «дружественной» высадки американских войск в аэропорту я возвращался по воздуху в Штаты вместе с командиром 18-й эскадрильи ВТАК ВВС США, дислоцировавшейся на авиабазе МакГуайр (штат Нью-Джерси), подполковником Клиффом Брейем. Как старший командир участвовавших в этой операции самолетов С-130 и С-141, Брей должен был руководить крупнейшей со времен Второй мировой войны выброской воздушного десанта. Брей, занимавшийся планированием специальных операций в ходе войны в Персидском заливе, также руководил выброской парашютистов 82-й воздушно-десантной дивизии в Панаме.

Он рассказывал: «Выброска десанта в Панаме была очень непростым делом, которое усложнялось тем, что аэропорт располагался в довольно узкой долине. Ее ширина не превышала 15 км, и там было намечено несколько районов десантирования. Больше всего мы опасались столкновения самолетов в воздухе. Если бы подобное произошло, мы потеряли бы почти такое же количество людей, какое было убито во время операции «Буря в пустыне».

В аэропорту Порт-о-Пренс в Гаити, как и в аэропорту Токьюмен в Панаме, длина пригодной для использования плошали в районе десантирования не превышала 3000 м.

Прыжок с парашютом с высоты 150 м может стать опасным даже в самых благоприятных условиях, и десантники лишь надеялись, что войска специального назначения сумеют нейтрализовать любые зенитные средства, оказавшиеся в районе десантирования.

Многие, включая Брея и некоторых военнослужащих из состава 82-й воздушно-десантной дивизии, были разочарованы тем, что десантирование не состоялось. «Однако это не означает, что мы кровожадны или что мы хотели, чтобы кто-то был убит», — сказал Брей. «Единственный способ убедиться в правильности планирования операции, - продолжал он, - это осуществить ее. Все мы сознаем, что это, конечно же, к лучшему, что нам не пришлось вторгаться в Гаити, что вместо ввода войск в условиях вооруженного противостояния противника мы осуществили мирный ввод».

Брей вспоминает, что по пути назад, в район сосредоточения десанта, следовавшие в автомобилях ВВС американские военнослужащие почти не разговаривали. Психологически было трудно как для операторов, планировавших операцию, так и для самих десантников расслабиться после того, как они напряглись подобно заводной пружине с 8-суточным заводом.

Раны Гаити — кровоточащие, открытые болячки, накопившиеся за два столетия, — могут потребовать для залечивания значительного времени. Гаитянские военные и полиция, как представляется, усмирены. Седрас и компания убыли в Панаму. После разоружения враждующих группировок и размещения в стране многонациональных сил по поддержанию мира можно, пожалуй, надеяться на то, что в Гаити возобладает демократический процесс выздоровления.

Обновлено 15.05.2011 10:03
 
 
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика