Home Журнал «Солдат удачи» Солдат удачи №009 ПРОФЕССИОНАЛЫ РАБОТАЮТ БЕЗ ОШИБОК

Авторизация



ПРОФЕССИОНАЛЫ РАБОТАЮТ БЕЗ ОШИБОК PDF Печать E-mail
Автор: Полковник Владимир Степанов   
24.06.2011 09:31

Рисунки автора

Выстрелы прозвучали неожиданно. Только что этот изгиб шоссе Ростов — Баку миновала бронированная техника, и казалось, что обнесенная невысоким каменным забором ферма пуста. Но как только колесные «Уралы» слегка замедлили свой ход, они были обстреляны из оживших огнем черных окон-бойниц каменного строения.

В этот декабрьский день, прошлого года, подразделения 19-е МСД и 76-е ВДВ вели бой возле станицы Ассиновской, продвигаясь через населенный пункт Новый Шарой. Бой был достаточно жесткий, обе стороны применяли танки.

Особенно много чеченских ополченцев было в садах, крайних домах. И если танковые подразделения и десантники прошли, в основном, без потерь (подорвался на мине и был отброшен с дороги один танк), то колесной технике мотострелков досталось: два человека было убито и восемь — ранено. В основном это происходило из-за того, что машины при прохождении населенных пунктов притормаживали, не велся беспокоящий огонь, да и готовности к ведению огня по неожиданно появляющимся целям не было.

Когда между подразделениями, ведущими бой, и тыловой колонной возник определенный разрыв, его тут же заняли группы боевиков численностью от двух до тридцати человек. Наиболее крупная группа была в районе фермы, у изгиба шоссе.

Позиция здесь была очень выгодна: вокруг высокий забор, рядом сад, на территории фермы удобная для наблюдения водонапорная башня. Обстреливались вертолеты, перевозившие раненых с переднего края. Их огонь был достаточно эффективным: один из раненых солдат был убит в воздухе, летчикам приходилось менять маршрут и тратить драгоценное время.

Было принято решение уничтожить группу. Чтобы не отрывать основные подразделения от ведения боя и не трогать резерв, выполнение задачи поручили разведподразделению ВДВ.

Прежде всего была произведена доразведка объекта. Способ осуществления — по-боевому, то есть не скрываясь, вышли на боевых машинах (двух бронетранспортерах) к ферме и остановились на повороте. Гранатометов не боялись, так как между забором и дорогой был кустарник, довольно плотный.

Недолго раздумывая, боевики открыли огонь. А действовали они в целом примитивно: стреляли из окон, надеясь, что расстояние от фермы до дороги, (примерно 100 метров) позвонит в случае необходимости уйти за здание и в сад.

Этого только и надо было разведчикам: командир подразделения увидел, как построены действия боевиков, определил примерное их количество. Как потом оказалось, численность противника была установлена очень точно.

Десантники, произведя разведку, двинулись по дороге дальше, заставив противника предполагать, что их остановка была случайной, и они не решились «трогать» ферму.

Капитан 3., командир разведподразделения, принял решение усилить группу боевой машиной (БМД) и отделением огнеметчиков, доложил о своем решении старшему начальнику. Организационная работа заняла 45—60 минут. За это время было получено усиление, уточнен порядок выдвижения и открытия огня. С помощью ящика от боеприпасов, других подручных предметов был сделан макет фермы и близлежащей территории.

Разведподразделение командир разделил на три группы. Группа уничтожения во главе с лейтенантом Ш. имела на вооружении два пулемета ПК, снайперскую винтовку и АКС с подствольником ГП-25. На втором БТР-80 шла группа прикрытия, состоящая из четырех человек.

Стремительно выдвинувшись к объекту, группа нападения развернулась в сторону фермы, был открыт огонь поверх забора осколочно-фугасными снарядами из орудия БМД, курсового пулемета, пулемета КПВТ. Это заставило ополченцев на две-три минуты прекратить огонь, чем воспользовались разведчики. Они заняли позиции за забором, один из автоматчиков открыл огонь по наблюдателю на водонапорной башне.

С первыми выстрелами, когда возможности наблюдения у противника резко снизились, группа уничтожения начала движение по саду (см. схему). Как только она вышла на позицию, с которой хорошо простреливалась тыльная часть фермы, лейтенант Ш. сообщил об этом по радиостанции «Кенвуд» командиру капитану 3. Можно было открывать огонь из огнеметов.

Было сделано два залпа по два выстрела одновременно. Позже, подводя итоги налета, предположили, что лучше сделать одновременный залп всеми имеющимися средствами, но, думается, действовали разведчики правильно: два выстрела всегда лучше чем один, даже если это огнемет «Шмель».

Шокированные и, несомненно, деморализованные боевики выбрались из строения и сконцентрировались за зданием фермы. Увидев, что противник перед ним, лейтенант Ш. дал команду на открытие огня. Сопротивления никто не оказал...

Все это время группа прикрытия обеспечивала безопасность двух других групп, как это видно на схеме. Конечно, ее огневые средства не были бы лишними в случае неожиданностей. Но важнее то, что вступившие в огневое противодействие десантники были уверены за свой тыл.

Как оказалось, боевики вооружены автоматами АКМ, гранатометами «Муха», гранатами Ф-1. Было взято трое пленных, после короткого допроса они были отправлены в госпиталь и в дальнейшем переданы сотрудникам МВД. Местным старейшинам было сообщено об убитых и предложено их захоронить.

А вот другой эпизод, уже из более позднего этапа конфликта. 24 марта 1995 года, ведя разведку ночью, разведподразделение ВДВ вышло к мосту через реку Черная между городами Аргун и Гудермес. Командир, оставив бронированные машины в примерно полутора километрах от объекта, с группой из 12 человек скрытно выдвинулся к мосту. Увидели, что охраняет его подразделение человек из тридцати, есть дот из каменных плит, БМП. Чеченцы вели себя довольно спокойно, лишь трое были на посту, остальные сгрудились возле костра.

Офицер принял решение с ходу завладеть мостом. Суть задумки была в следующем. Точно определив сектора обстрела, уничтожить одновременно дот и БМП и, при поддержке подошедших боевых машин, вытеснить противника с моста, заставив его предполагать о наступлении более крупного, чем реально, подразделения.

Сомневались: не заминирована ли дорога перед мостом? Но, судя по «змейке», сделанной перед самым мостом из железобетонных блоков, боевики ограничились только не-вэрывными заграждениями. Несмотря на подобные предположения, саперы в ходе боя проверили участок и убедились в правильности выводов.

А сам бой начался одновременными выстрелами двух гранатометов по БМП и огнемета по доту. Эффект был очевиден; плиты дота разметало на 7 - 10 метров, боевая машина загорелась сразу же.

Завязалась ожесточенная перестрелка. Через 5-7 минут к мосту подошли боевые машины разведчиков. Противник, посчитав, что идет большая колонна, не успев взорвать мост, спешно отошел. Мост и дорогу обследовали три сапера с миноискателями и собакой: они были приданы разведчикам, учитывая специфику задачи.

Итак, объект захвачен в 0.30, а уже в 1.00 командир разведподраз-деления организовал систему огня, предполагая, что противник попытается отбить мост. Разумеется, было по радио вызвано подкрепление.

Убедившись, что перед ними лишь маленькое подразделение, в 2.00 боевики силами до 60 человек попытались вновь овладеть объектом, но были встречены плотным огнем. Оценив обстановку, начальник вышестоящего разведоргана вызвал огонь артиллерии по боевикам. А вскоре подошло подкрепление — усиленная рота.

Бой продолжался почти до шести утра. Уже в девять основные силы преодолели мост и начали развивать наступление в сторону Гудермеса.

Отмечу, что в первом примере действовали только контрактники, а в эпизоде по захвату моста — и военнослужащие срочной службы. Главным было не то, по какой системе комплектовались группы и роты, а выучка разведчиков. И, разумеется, высокопрофессиональные действия командиров, их решительность, дерзость. Благодаря всему этому в обоих описанных случаях обошлось без потерь.

 
 
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика