Home Журнал «Солдат удачи» Солдат удачи №013 СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНОЕ ПОДРАЗДЕЛЕНИЕ ВМС США*

Авторизация



СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНОЕ ПОДРАЗДЕЛЕНИЕ ВМС США* PDF Печать E-mail
Автор: Дейл Андраде   
10.08.2011 07:32

*Часть 3. Начало см. в «Солдате удачи», N8/95

Марчинко попадает в тюрьму. «Красная команда» распадается

Фото автора

От редакции. Ричард Марчинко продолжил свою карьеру в силах специального назначения, возглавив «Красную команду», подразделение «террористов» из состава смешанной разведывательно-диверсионной группы ВМС, которому была поставлена задача проверки системы безопасности объектов ВМС США по всему миру. Однако под командованием Марчинко «Красная команда» стала похожа на частный отряд командос, причиняющий неприятности флоту. Когда гражданский руководитель службы безопасности на военно-морской базе Сил-Бич бросил вызов Марчинко, обычное учение по проверке системы охраны и обороны базы превратилось в персональную вендетту с применением физического воздействия, граничащего с пытками, и совершением незаконных, преступных действий. Заключительная часть нашего рассказа — о последствиях учений на базе Сил-Бич и конце «Красной команды».

Для большинства членов «Красной команды» учение на базе Сил-Бич было всего лишь очередным успешным мероприятием в длинном перечне аналогичных состязаний с системой безопасности флота. За исключением нескольких «тюленей», участвовавших в похищении Рона Шеридана, остальные считали, что не произошло ничего необычного. Но напряженность пронизывала все вокруг. Один «тюлень» впоследствии вспоминал, что хотя никто не упомянул о похищении Шеридана в ходе разбора учения, невысказанное присутствие этого факта было ощутимым.

При разборе учения упустили и другой важный фактор. В середине учения изменилась его общая окраска: поначалу «тюлени» выступали в роли доморощенных террористов, но затем стало происходить нечто, превосходящее даже международный терроризм. Мало кто из взращенных на американской почве неподготовленных террористов — противников ядерного оружия был способен на то, чтобы нанести в течение одной недели четыре скоординированных удара по базе и принадлежащим ей баржам для перевозки боеприпасов. Местные террористы не имеют также подготовки в скрытном проникновении на объекты, тогда как «тюлени» постоянно применяли специальные способы проникновения.

Что обусловило эти изменения? Некоторые члены «Красной команды» заявляют, что непрекращающиеся трения между Марчинко и командованием ВМС привели к тому, что он перестал видеть настоящее предназначение «Красной команды». Но, даже если Марчинко и не осознавал, что похищение Шеридана и другие эксцессы в ходе учения будут иметь последствия, то остальные «тюлени» знали, что их жизнь уже не останется прежней.

Неприятности обрушились на «Красную команду» в виде следственной службы ВМС. Агенты побывали в штаб-квартире компании «Эссекс» в Александрии, штат Виргиния, и конфисковали все видеокассеты с записью учения в Сил-Бич как вещественные доказательства. Слухи о дурном обращении с Шериданом, как лесной пожар, мгновенно распространились по всему флоту, и сообщество сил специального назначения негодовало, Хотя в действительности Шеридан был всего лишь очередным пленником в длинном перечне захваченных «Красной командой» заложников, Марчинко на первом допросе в следственной службе ВМС предпочел прибегнуть ко лжи. Кэптен Уильям Гамильтон, начальник Марчинко в главном штабе ВМС США, сообщил: «Когда Марчинко был задан вопрос об этом эпизоде, он отрицал, что такой случай вообще имел место. Но сотрудники следственной службы ВМС просмотрели видеозаписи и побеседовали с несколькими из участников. Тут уже запахло делом, которое должно рассматриваться федеральным судом.

По заключению следственной службы ВМС, того, что они узнали, было вполне достаточно, чтобы судить Марчинко военным трибуналом. «Мы поймали его на откровенной лжи», — сказал один из агентов, участвовавших в этом расследовании. Марчинко ответил заявлением о том, что агенты следственной службы ВМС стерли часть его допроса, записанного на пленку.

В конечном итоге командование ВМС приняло решение передать дело Марчинко в офицерский суд чести и назначить ему наказание, применяемое во внесудебном порядке. В этом случае официальное расследование проводится морскими офицерами, которые принимают решение о наказании виновного. Офицерский суд чести постановил, что Марчинко заслуживает выговора с занесением в личное дело. Дьюк Леонард, Фрэнк Филлипс и некоторые другие участники похищения также получили по выговору.

Эксцессы «Красной команды» на базе Сил-Бич оставались полузабытыми в течение почти года, когда Шеридан вновь раздул костер обвинений. Не удовлетворенный решением офицерского суда чести, он нанял адвоката Карла Перлстона, чтобы тот поддержал его гражданский иск к ВМС США.

«Это было необычное дело, — вспоминает Перлстон. — Я никогда не думал, что морские командос могут заниматься такими вещами и что они в обыденном порядке похищают и нападают на гражданских людей». Перлстон считал, что в деле было достаточно оснований, чтобы выдвинуть против «Красной команды» обвинение по трем статьям и потребовать возмещения ущерба на сумму 11,2 млн. долларов плюс еще 295 700 долларов за «реальные убытки, определяемые особыми обстоятельствами дела».

В свое оправдание Марчинко представил скомпонованную видеопленку с записью эпизодов взятия заложников из разных учений «Красной команды», чтобы показать, что то, что произошло с Шериданом, обычная практика. В этой видеозаписи фигурировали многие эпизоды, начиная с жены командира базы, которую связали и заткнули ей рот кляпом, и кончая жертвой, которую удерживали на полу и пытали водой.

Марчинко покидает корабль

Перлстон не был уверен, что выиграет дело. Судебное расследование дополнительно мало что выявило, а «тюленей» было трудно отыскать. Воспользовавшись услугами частного детектива, Перлстон сумел обнаружить местонахождение Фрэнка Филлипса, который после увольнения из ВМС перебрался в небольшой городок в Западной Виргинии. Остальные «тюлени» скрылись.

Резкий поворот в этом деле произошел совершенно неожиданно. Как раз в тот момент, когда казалось, что Шеридану не удастся получить крупную сумму денег в счет возмещения ущерба, Перлстону позвонил адвокат Марчинко. Он хотел заключить сделку. В обмен на судебный иммунитет по гражданскому иску против него Марчинко предлагал предоставить суду информацию о компании «Эссекс» и ее роли в учениях «Красной команды».

Это был шанс, который искал Перлстон. «В тот момент это позволяло нам выиграть дело», — сказал он. Перлстон вылетел в Вашингтон, чтобы взять у Марчинко письменные показания под присягой — единственное веское доказательство в данном деле.

Марчинко утверждал, что гражданские контрагенты из компании «Эссекс» в соответствии с заключенным с ВМС договором несли верховную ответственность за контроль над проведением учения и принятием решения о его прекращении. «В каждом из учений, в которых я принимал участие, компания «Эссекс» выступала в роли «контролера» операции», — утверждал Марчинко в своих показаниях, данных под присягой. Он дошел даже до того, что заявил, будто бы компания «Эссекс» несет ответственность за сам факт начала допроса, утверждая: «Если бы видеооператоров компании «Эссекс» не было там, то допроса также не было бы».

Компания «Эссекс» с этим не согласилась. Как заявил Мартин Эвери, ответственный за видеопродукцию «Красной команды», письменный контракт с ВМС не содержал пункта, в котором говорилось бы о том, что компания «Эссекс» контролирует учения. Если бы это было так, как утверждал Марчинко, тогда участие видеооператоров компании «Эссекс» в учениях не имело никакого смысла. «Предполагалось, что видеокамеры будут невидимыми, — показал Эвери. — Если бы у наших операторов были полномочия прекращать учения, тогда они не смогли бы играть роль нейтральных свидетелей». Однако Марчинко продолжал утверждать, что компания «Эссекс» была уполномочена прекращать учения в любой момент, если, с ее точки зрения, кто-нибудь окажется в опасности.

Адвокаты Шеридана тем не менее попытались вытрясти глубокие карманы компании «Эссекс». Перлстон был в достаточной мере удовлетворен обвинениями Марчинко и поэтому включил компанию «Эссекс» в число ответчиков по делу. Однако в конечном итоге «золотая жила» «Эссекс» обернулась для Шеридана пустышкой. По решению суда Шеридану причиталось с компании «Эссекс» около 30 000 долларов и, как сказал Перлстон, «мелочевка с «Красной команды». Командование ВМС отказалось сообщить, сколько оно заплатило Шеридану, но Перлстон вспоминает, что это составило примерно по 1000 долларов США за каждого из семи «тюленей», фигурировавших в иске.

Несмотря на сравнительно небольшую сумму, выплаченную в качестве компенсации за ущерб, предав компанию «Эссекс», Марчинко причинил флоту реальные убытки. Дружеские взаимоотношения между находящимися на службе «тюленями» из «Красной команды» и бывшими «тюленями» из компании «Эссекс» уже никогда не будут таковыми в будущем. «Марчинко совершил ошибку, впутав нас в дело с учением на базе Сил-Бич, — сказал Эвери. — Я не знаю, почему он решил отыграться на компании «Эссекс». Мы сделали все от нас зависящее, чтобы он выглядел вполне прилично». Компания «Эссекс» продолжила совместную с «Красной командой» работу, но Эвери заявил: «Мы так никогда и не оправились от этого случая».

Инцидент на базе Сил-Бич стал началом конца хваленой антитеррористической программы Марчинко и его мечты вновь подняться на вершину в секретных антитеррористических силах ВМС США. «Красной команде» навсегда запретили тиранить людей, нападая на базы ВМС США по всему свету. В будущем для них будут установлены правила игры.

Освобожденный от командования

В апреле 1986 года весь мир Марчинко с грохотом обрушился, погребя его под обломками, что отчасти было связано с инцидентом на базе Сил-Бич. Злой рок принял обличье агентов следственной службы ВМС, которые уведомили Марчинко, что в данный момент он находится под следствием в связи с обвинениями в возможных уголовных преступлениях. Марчинко освободили от командован ия «Красной командой».

Фактически следственная служба ВМС вела свое расследование с 1983 года, когда командование ВМС получило сообщение из Новой Зеландии о том, что Марчинко размахивал пистолетом во время попойки в одном из баров Окленда. Но вскоре следователям удалось узнать гораздо больше. С того момента, как Марчинко покинул «Команду 6» (июль 1983 года), он, предположительно, был замешан по меньшей мере в двух аферах, имевших целью обмануть правительство США. Первая была связана с требованиями оплатить расходы за проживание в гостинице «Маринерс Рест», где «тюлени» нередко останавливались, приезжая в командировки в Вашингтон, округ Колумбия. Казалось бы, в этом нет ничего необычного. Однако в действительности гостиница «Маринерс Рест» представляла собой пришвартованную на реке Потомак яхту, владельцем которой был друг Марчинко, и поэтому помещения предоставлялись «тюленям» бесплатно.

Вторая афера касалась контракта на поставки «Красной команде» гранат ослепляюще-оглушающего действия. Компания, которой был выдан контракт, не сумела выполнить свои обязательства по их производству. Позднее было установлено, что контракт на сумму 346 000 долларов был выдан ей за солидную взятку. Правительство предъявило обвинение Марчинко. Его признали виновным, лишили звания кэптен и приговорили к тюремному заключению.

В командование «Красной командой» вступил командер Рик Вулард, «тюлень» с солидным стажем, имевший репутацию жесткого и требовательного командира. Чего у Вуларда не было, так это репутации пьяницы и наглеца, поэтому большинство «тюленей» вздохнули с облегчением.

Одно из первых учений под командованием Вуларда произошло на базе Перл-Харбор, Гавайские острова. В июне 1986 года «тюлени» захватили автобус с моряками, приехали на нем на базу и вступили в схватку с охранниками, которым пришла на помощь команда по борьбе с терроризмом из состава полиции Гонолулу. Но эта операция была всего лишь отвлекающей. Действительным объектом атаки стала подводная лодка, перезаряжавшая ядерный реактор. «Тюлени» подорвали ворота сухого дока и установили подрывные заряды на подводной лодке.

Однако в порядке и правилах, установленных для действий «Красной команды» во время учений, произошли серьезные изменения. С одной стороны, новые правила были направлены на то, чтобы помешать кому-нибудь вроде Марчинко злоупотребить своими полномочиями в ущерб всей системе. С другой стороны, они были помехой для максимального приближения обстановки учений к боевой, что делало их менее ценными.

30 апреля 1987 года стало известно, что программа «Красная команда» рассекречена. Это было сделано, говоря словами директивы начальника главного штаба ВМС США в Вашингтоне, потому, что «гриф «секретно», присваиваемый видеозаписям учений, препятствует их тиражированию и быстрой рассылке всем заинтересованным инстанциям на флоте». Этой же директивой было восстановлено использование прежнего официального наименования программы — «Команда по координации безопасности в ВМС». Наименование «Красная команда» больше не фигурировало в документах. Флот стремился внести в эту программу возможно больше изменений, чтобы дистанцироваться от образа Дика Марчинко.

Другая крупная перемена произошла летом, когда «Красную команду» разделили пополам и передислоцировали новые подразделения на Атлантический и Тихоокеанский флоты США, подчинив их командующим флотами. Таким образом, каждый из двух флотов получил в свое подчинение по 13 человек. Некоторые выступили против этого решения, указав, что вывод «Красной команды» из подчинения главного штаба ВМС ведет к снижению ее возможностей, делая новые подразделения рабами особых интересов командующих флотами.

Для «Красной команды» ситуация оказалась крайне неприятной. Дело в том, что с сентября 1987 года в командование Атлантическим флотом США вступил никто иной как адмирал Поль Батчер, тот самый офицер, который досаждал «тюленям», будучи их вышестоящим командиром в главном штабе ВМС. Вероятно именно он сыграл роль в принятии решения относительно передачи части людей «Красной команды» в состав своего нового командования, чтобы иметь возможность, используя более высокие властные полномочия, ускорить ее гибель. Однако эта гипотеза не находит документального подтверждения.

«Красная команда» идет ко дну

В рамках новой административной системы «тюлени» пытались насколько было возможно сохранять реализм учений. В феврале 1987 года «Красная команда» провела учение на базе атомных ракетных подводных лодок системы «Поларис» в Чарльстоне, Южная Каролина, организовав нападение на реальную баллистическую ракету подводных лодок БРПЛ «Трайдент», которая перевозилась на эту базу. «Тюлени» захватили головные автомобили конвоя, затем расстреляли имитационными патронами топливный бак БРПЛ. Затем проделали проход в считавшейся непреодолимой ограде и вывели из строя сложную систему электронной зашиты от несанкционированного проникновения на объект, после чего подобрались к железобетонным хранилищам ядерных головных частей БРПЛ и «взорвали» двери. Не требуется большого воображения, чтобы представить себе, что было бы, если бы это были настоящие террористы.

Совершив перелет через всю страну в Калифорнию, «Красная команда» напала на военно-морскую базу Лонг-Бич. Это учение было воистину необычным: «тюлени» взяли напрокат вертолет в аэропорту имени Джона Уэйна, прилетели на нем на огромную стоянку кораблей в порте и имитировали самоубийственное падение вертолета на ходовой мостик линкора «Айова».

Примерно месяцем позже на базе Кингс-Бей, штат Джорджия, «Красная команда» на надувных лодках с жестким каркасом напала на подводные лодки, применив по ним управляемые по проводам ракеты.

В июне 1987 года «Красная команда» участвовала в учении «Кеннел Гард — 87», многоэтапной проверке системы охраны и обороны базы Сюбик-Бей на Филиппинах. Хотя были установлены строгие правила действий «тюлени» сумели показать свой прежний дух. В одном эпизоде они угнали санитарный автомобиль и проскочили на нем через главные ворота базы, хотя использовать санитарные автомобили им запрещалось. Думая, что на базе в самом деле произошел несчастный случай, охранники не препятствовали его проезду. Дик Марчинко гордился бы своими питомцами.

Но яркие моменты на учениях «Красной команды» случались все реже. В 1988 году ее все сильнее ограничивали в возможностях по своему усмотрению планировать проверки объектов ВМС, а к концу 1989 года она занималась в основном командно-штабными играми на базах вместо настоящих операций.

Командование Атлантического флота разорвало контракт с компанией «Эссекс» на видеосъемку учений, заменив ее видеооператоров флотскими. Возникли проблемы. Было утрачено то тесное взаимодействие между участниками учения, которое было характерно для прежних дней. Не стало бывших «тюленей» в составе съемочных групп. Многие из новых флотских видеооператоров были физически неспособны угнаться за «тюленями» во время учений, а кроме того, у них имелись и иные задания. Некоторые военно-морские чины полагали, что съемка адмиралов во время официальных церемоний гораздо важнее документирования учений «Красной команды».

«Красная команда» стала анахронизмом. Здравая в своей основе идея, позволяющая существенно укрепить антитеррористические возможности ВМС, была сведена на нет усилиями высокопоставленных морских офицеров, которым была ненавистна сама мысль о проигрыше в соревновании с «тюленями». Однако их критические высказывания были обоснованными. К примеру, каждое учение «Красной команды» обходилось казне в сумму от 200 000 до 500 000 долларов. При этом ресурсы и персонал базы выключались из повседневной деятельности на срок от 5 до 12 суток. Когда «Красная команда» атаковала, база практически прекращала нормально функционировать до конца учения.

Другим аспектом, усиливавшим непопулярность «Красной команды» среди высших чинов флота, являлась традиционная неприязнь между «океанским флотом» и «тюленями». По словам некоторых офицеров, отвечавших за безопасность объектов ВМС на Восточном побережье, адмиралы предпочитали сами полностью контролировать расходование бюджетных ассигнований на обеспечение безопасности, не желая, чтобы «Красная команда» диктовала им, куда следует направить деньги. Возражения против существования «Красной команды» зазвучали с новой силой по причине неудачного выбора Марчинко в качестве ее первого командира. Для проведения учений, которые нарушают нормальную жизнедеятельность базы и связаны с похищениями людей и другими имитациями террористических акций, ведущими к возникновению у персонала базы стрессовых состояний, необходимы дипломатичность и большой такт, тогда как Марчинко не обладал ни тем, ни другим.

Но все споры разрешились, когда 30 сентября 1992 года «Красная команда» была расформирована. Входившие в нее «тюлени» вернулись обратно в свои прежние подразделения, расставшись за ненадобностью со своим «террористическим» багажом. Впоследствии принадлежавшее «Красной команде» здание в Литл-Крик было передано центру водолазной подготовки «тюленей», а несколько оставшихся столов и стульев вместе с остальным имуществом были розданы другим командам смешанной разведывательно-диверсионной группы ВМС. Надо сказать, однако, что даже среди самих «тюленей» лишь некоторые сожалели о том, что «Красная команда» прекратила свое существование. Многие рассматривали ее как бесполезное отвлечение высококвалифицированных специалистов, которые были очень нужны в других ролях, и как последний оплот «плохих старых дней», когда Марчинко заправлял своей командой как бандой пиратов.

По сообщению источников в сообществе сил специального назначения, командование ВМС США оставило на службе всего шесть «тюленей» из «Красной команды» — по три на каждом побережье — в роли консультантов сотрудников служб безопасности ВМС по всему миру. В их задачу входили поездки на различные военно-морские базы — но только по заявке командира базы — и чтение лекций по вопросам тактики и техники террористов для персонала, обеспечивающего охрану и оборону. Практические учения больше не проводились. Из других источников, однако, стало известно, что если командование ВМС и пользовалось услугами «тюленей» из «Красной команды», то весьма недолго. Эти источники указывают, что с 1993 года «тюлени» вообще не привлекаются к проверке системы безопасности объектов ВМС.

Самые серьезные опасения вызывает тот факт, что командование ВМС, насколько известно, не приняло мер к повышению безопасности тех объектов, которые оказались неспособными противодействовать проникновению и диверсионным акциям «тюленей» из «Красной команды». В одном из интервью для программы «60 минут» Марчинко рассказал, как просто добраться до современных атомных подводных лодок. В 1991 году он взял с собой съемочную группу телекомпании Си-Би-Эс и без всяких помех зафрахтовал катер в акватории вблизи Нью-Лондона, штат Коннектикут, которая вроде бы считается запретной для плавания зоной.

Другие источники также подтверждают тот факт, что почти ничего не было сделано для совершенствования системы безопасности объектов ВМС. Хотя флот отказывается отвечать на вопрос, что делается для того, чтобы заполнить пустоту, образовавшуюся в результате расформирования «Красной команды», один бывший «тюлень» указывает, что «сегодня мы все еще можем без особого труда проникать на те базы, которые стали объектом наших нападений многие годы назад. Их службы безопасности не исправили ни одной из своих ошибок. А если это можем делать мы, значит, это по плечу и террористам».

 
 
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика