Home Журнал «Солдат удачи» Солдат удачи №015 Хороший? Плохой? Главное - для чего. Попробуем объективно разобраться.

Авторизация



Хороший? Плохой? Главное - для чего. Попробуем объективно разобраться. PDF Печать E-mail
Автор: Алексей Коновалов   
26.09.2011 16:05

Фото Владимира Виноградова

Специалисты и любители, профессионалы и те, кто впервые приобрел оружие продолжают споры о преимуществах самозарядного пистолета и револьвера. В большинстве случаев, эти дискуссии носят сугубо эмоциональный характер и отражают лишь пристрастия и привычки отдельных обладателей оружия. Но просматриваются и некоторые объективные мотивы, по которым отдается предпочтение тому или иному виду оружия.

Австрийская фирма «Глок» с середины 1980-х годов выпускает пистолет Глок-17 под 9-мм патрон «Парабеллум» (единый пистолетный патрон НАТО). Благодаря широкому применению пластмасс для изготовления корпуса и отдельных механизмов масса пустого пистолета всего 661 г, масса с магазином на 17 патронов — 870 г. Пистолет заслужил большую популярность в мире, состоит на вооружении полиции в США —- стране, выпускающей огромное количество разнообразного оружия. И тем не менее австрийская «Кобра», аналог нашего ОМОНа, имеет на вооружении револьвер «Манурин» французского производства с барабаном на шесть 9-мм патронов «Магнум». Что же лучше и почему? Все определяется конкретными задачами, которые стоят или ставят себе владельцы оружия.

Часто отмечают большую надежность револьвера. Принято считать, что классический револьвер в принципе не имеет практически других видов отказа кроме обшей для пистолета и револьвера осечки, вероятность которой для современных боеприпасов и при правильно сконструированном ударном механизме не более 0,01%. Но в отношении современного револьвера, это спорный, по мнению С. Артеменко и Н. Подзерника, тезис — «Револьвер для самозащиты» («Солдат удачи», 1995, №8).

Для самозарядного пистолета характерны, задержки при досылании патрона в ствол. Поклонники пистолета, правда, утверждают, что при современной отработке механизмов подачи этот вид задержек сведен к минимуму. Так, в требованиях к пистолету Макарова записано, что число отказов не должно превышать двух на тысячу выстрелов. Много это или мало?

С точки зрения производителя — сущие пустяки. Пользователю же оружия, дорожащего жизнью, увеличение вероятности ее потерять на 0,2% может показаться существенным. К этому следует добавить невозможность на практике в приемлемом конструктивном оформлении организовать надежную подачу патронов охотничьего оружия или созданных на их базе патронов с укороченной гильзой, какие применяются в широко рекламируемом суперревольвере «Удар» 32 (12,7 мм) охотничьего калибра — этому мешают острые края гильзы, из которой не выступает оживальная головная часть пули («Солдат удачи», 1995, №4).

 

Уместно обсудить вопрос о выборе калибра для пистолета и револьвера. Специалисты, в их числе Льюис Авербак в статье «Боевое оружие. Меткая стрельба и волшебные пули» («Солдат удачи», 1994, N10) утверждают, что устрашающее действие калибра 0.45 (11,43 мм) относится к области фольклора. Что на противника кольтовские пули не производят большего впечатления, чем пули 9-мм патрона «Парабеллум».

Действительно, что больше увеличивает останавливающее действие пули: увеличение калибра и, соответственно, массы пули или увеличение скорости встречи с целью? Учитывая что цель — не элементарная пластина, обладающая набором строго определенных характеристик, а сложная многослойная преграда, какой является тело человека, этот вопрос до конца не ясен. Поэтому пистолеты и револьверы калибра 0.45 выпускаются в ограниченных количествах, в основном, в США. латиноамериканских странах и Испании. В еще более ограниченных количествах их выпускают и некоторые европейские страны, например Англия и Швейцария.

Что касается больших калибров для револьверов и пистолетов военного или полицейского назначения, то разработанные еще в прошлом веке патроны 0,5 (12,7 мм) калибра фирмы «Ремингтон» или патроны 0,577 (14,6 мм) калибра фирмы «Элей» в рассматриваемых видах ору жия сегодня применения не находят. Таким образом, проектирование «Удара» и ему подобного оружия в качестве служебного означает не что иное, как возвращение в девятнадцатый век и на один из тупиковых путей. Заметим еще, что в США, где «Кольт» 0.45 калибра пользуется наибольшей популярностью, новейший пистолетный патрон имеет калибр 10 мм. Таким образом наиболее перспективное служебное оружие должно иметь калибр в пределах 8—10 мм.

Можно указать еще на производимый в США гладкоствольный револьвер «Гром-Пять» под охотничий патрон «Магнум 0.410» (10,25 мм) с набором барабанов других калибров, начиная с калибра 0.22 (5,6 мм). Но, по-видимому, большой популярностью он не пользуется, о чем свидетельствуют и оценки Питера Дж. Кокалиса приведенные в статье «Если бы внешний вид убивал» («Солдат удачи», 1995. N2).

Можно было бы говорить о возможности использования «Удара» с удлиненным стволом в качестве гражданского охотничьего оружия, применяемого для добивания подранков. Но, во-первых, и здесь, думается, предпочтительнее был бы калибр 0.410 под патроны с одной из стандартных длин гильзы, скорее всего 53 мм. И, во-вторых, подобное оружие российским законом об оружии не предусмотрено.

«Удар» не перспективен в качестве служебного оружия еще и потому, что большинство из его боеприпасов (экстенсивная пуля, дробовой заряд) нашими законами для использования в служебном оружии запрещены. Другие (бронебойная пуля, сигнальный патрон) уступают существующим образцам меньшего или большего (23 мм ракетница) калибров по эффективности. Но и свинцовая пуля относится к разряду экстенсивных. А создавать пистолетный или револьверный патрон калибра 12,7 мм с оболоченной пулей вряд ли целесообразно в силу упомянутых выше причин. Следует также учитывать возможность домашнего снаряжения боеприпасов произвольной начинкой, что неизбежно приведет к конфликту с законом об оружии.

Важным преимуществом самозарядного пистолета перед револьвером считают увеличенное число патронов в магазине. Действительно, если барабаны большинства современных револьверов вмещают 5—7 патронов, то магазины пистолетов 7—20 и более — когда магазин выступает за пределы рукоятки (как правило, у автоматических пистолетов). Но и здесь, как уже указывалось, все зависит от задач, которые ставит перед собой организация, выбирающая штатное оружие, или отдельный гражданин при своем понимании тактики самозащиты (если конечно, мы разрешим, в конце концов, приобретение настоящего оружия самозащиты не только бандитам, которые вооружаются без разрешения, но и законопослушным гражданам).

Так, тактика оперативных подразделений типа ОМОН или «Кобра» не рассчитана на ведение длительных боевых действий. Их операции должны заканчиваться в считанные секунды или даже доли секунды, во время которых можно сделать не более 3-5 выстрелов из самозарядного иди барабанного оружия. И здесь револьвер «Манурин» имеет даже резервный патрон. При нападении на охранника преступник вряд ли раскроет свои намерения раньше, чем приблизится на 15—20 м. Да и стрелять в стрессовой ситуации на расстоянии более 15—20 м бессмысленно, бесполезный расход боеприпасов. Но 15—20 м не очень тренированный человек преодолевает за 2—3 с. Если за это время сторож, сделав те же 3—5 выстрелов, не отразит нападение, то оружие ему больше не понадобится.

Александр Жук в популярной книге-справочнике «Стрелковое оружие» утверждает, что револьверы тяжелее и более громоздки, чем пистолеты. Это не совсем или, по крайней мере, не всегда так. Действительно, рама револьвера, охватывающая, как правило, барабан и изготовленная из того же материала, что и рама пистолета, несколько тяжелее. Но рама револьвера не испытывает ударных нагрузок (если только не использовать револьвер в качестве ударного оружия или не бросать его с третьего этажа на бетонную плиту), следовательно, она может быть изготовлена из менее прочного, легкого материала. Примером может служить итальянский револьвер «Беретта».

Самозарядный или автоматический пистолеты должны иметь массивную раму затвора — своеобразного поступательно движущегося маховика, назначение которого — накопление во время короткого периода выстрела энергии, достаточной для проведения операции по перезаряжанию оружия. Кроме того, варьируя массой рамы, можно регулировать темп стрельбы в автоматическом оружии, а в оружии со свободным затвором массивный затвор еще и предохраняет гильзу от поперечных разрывов. Так вот, в пистолете Макарова масса рамы затвора 280 г, что составляет 38% от массы пистолета, в пистолете Стечкина масса затвора 340 г или 33%, в пистолете Токарева — 350 г или 42% от массы оружия. Тогда как барабан револьвера «Наган» на семь патронов весит всего 95 г, что составляет 12% от массы револьвера. Заметим, что «Наган» был принят на вооружение русской армии в 1895 г. и что современные револьверы много легче. Разница в массе и габаритах между пистолетом и револьвером быстро увеличивается в пользу последнего по мере увеличения мощности применяемого патрона. Так, револьвер «Манурин» имеет массу 880 г и длину 195 мм. Созданный под патрон 9 мм «Магнум» самозарядный пистолет «Гризли» (США) имеет массу около полутора килограммов и длину 230 миллиметров.

Наконец, очень популярный тезис о постоянной готовности револьверов к открытию огня. Это следствие того, что при полностью заряженном револьвере один из патронов находится в патроннике, совмещенном с каналом ствола. И вряд ли кому-либо придет в голову, что в целях безопасности обращения с револьвером потребовать, чтобы этот патронник оставался пустым, уменьшая тем самым и без того малую вместимость барабана. Запрещение досылать патрон в патронник пистолета при его ношении, закрепленное в наших уставах, не приводит к уменьшению количества патронов в нем, если, конечно, не заряжать пистолет дополнительным патроном непосредственно в патронник вручную. Но, думается, любой здравомыслящий человек в опасной обстановке пойдет на нарушение устава, дослав патрон в патронник и, в лучшем случае, поставив курок на предохранительный взвод. Так что это преимущество револьвера относится к разряду предрассудков.

Хочется отметить еще одну особенность нашего стрелкового оружия. Под воздействием авторитета Михаила Тимофеевича Калашникова к нашему оружию предъявляется чуть ли не требование обеспечения возможности разборки и сборки его без инструмента. И вот в пистолетах Макарова и Стечкина оси курков и шептал спилены наполовину вдоль оси, а их гнезда имеют пазы, выходящие наружу. Все это приводит к усложнению и ослаблению конструкции и удорожанию технологии. Но какая необходимость офицеру разбирать и собирать ударно-спусковой механизм своего оружия не только в боевой, но и в казарменной или домашней обстановке? Возьмите в руки «Вальтер» — насколько конструкция его механизма проще, изящнее и, следовательно, дешевле. А необходимый ремонт должен производиться в специализированных мастерских, где должен иметься, по крайней мере, набор выколоток для выбивания штифтов.

Другое дело, разборка и сборка без инструмента оружия для солдата — от автомата до пулемета. Ибо тренировка в скорости разборки-сборки оружия заменяет у нас стрелковую подготовку. Традиция, берущая начало от знаменитой формулы: «стебель—гребень—рукоятка».

Я не ставил своей целью разработку рекомендаций по выбору оружия для любых случаев жизни — моя задача помочь покупателю более объективно подойти к этому выбору, исходя из своих представлений о ситуациях, требующих применения оружия для самозащиты.

Обновлено 26.09.2011 16:48
 
 
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика