Home Журнал «Солдат удачи» Солдат удачи №019 НЕМНОГИЕ, КТО ПРОШЕЛ ПО ВОДЕ

Авторизация



НЕМНОГИЕ, КТО ПРОШЕЛ ПО ВОДЕ PDF Печать E-mail
Автор: Томас Эллиот   
11.11.2012 07:55

Американцы в Корее

Глухая зимняя пора 1950 года. Водохранилище Чозин, Северная Корея (чуть южнее Маньчжурии), ставшее, по свидетельству некоторых историков, сценой «самого ожесточенного сражения в истории современных войн», за которое американские военнослужащие получили 17 орденов Почета и 70 Военно-морских крестов — больше, чем за любое другое сражение в истории США.

Мороз покрыл льдом водохранилище. Наша задача — отыскать и спасти раненых, которые оказались в тылу китайских войск. Командовал нами подполковник Корпуса морской пехоты США Один Беолл, которого считали «стреляным воробьем», хотя и не удостоили звания «полковник». Уже в годах, имел крепкое телосложение, был силен, как буйвол, и цепок, как бульдог.

Впервые я встретил Беолла на корабле, который вез нас в Корею. Он был командиром 1-го автомобильного батальона 1-й дивизии морской пехоты, где я служил. Как мой командир, он председательствовал на заседании военного трибунала, судившего меня за оскорбление одного молодого морского офицера, который потребовал, чтобы я доложил ему, чем занимаюсь стоя на посту. После отеческого внушения Беолл снял с меня лычку, однако потом сказал: «Возможно, тебе возвратят звание «капрал».

 

Через месяц после высадки морского десанта в Инчоне мы вошли в Северную Корею. Наш путь на север, через горы, неожиданно прервался, когда 15000 морских пехотинцев и 4000 солдат сухопутных войск США оказались в окружении. 128-километровый путь к морю был отрезан 120-тысячной группировкой китайских войск.

Хагарури был главным центром тылового обеспечения американских войск, где содержались запасы материальных средств для нашего непрерывного продвижения в направлении Китая. На правом фланге, восточнее водохранилища Чозин, 31-й и 32-й полки 7-й дивизии сухопутных войск США шли вперед по узкой, грязной дороге, параллельно водохранилищу Чозин. На левом фланге 5-й и 7-й полки морской пехоты США находились в гористом районе вблизи небольшого селения Йодамни. Когда китайцы обрушились лавиной с гор, нашим ребятам пришлось с боем прорываться обратно в Хагарури. После нескольких дней ожесточенных боев морские пехотинцы сумели организованно отойти в Хагарури, а вот солдатам сухопутных войск США, оказавшимся на открытой местности восточнее водохранилища Чозин, где не было возможности организовать оборону, крепко досталось.

 

Роте «В», включенной в состав сил обороны Хагарури, достался участок на северной стороне оборонительного периметра, перед которым простиралась заледенелая гладь водохранилища Чозин. Водители грузовиков и механики лежали в снегу уже 8 часов. Изредка с юга слышалась стрельба: это пулеметчики прогревали свои пулеметы с водяным охлаждением.

Предупрежденные о том, что, возможно, на нас будут выходить оказавшиеся за линией фронта наши солдаты, мы время от времени пускали осветительные ракеты, которые высвечивали похожие на призраки фигуры сотен людей. Некоторые из них хромали, другие ползли, кое-кто нес или тащил волоком товарища. Проходя через наш рубеж обороны, они в большинстве своем плакали и благодарили Бога за свое спасение. Никто из них не рассчитывал увидеть морских пехотинцев на оборонительном рубеже Хагарури: они опасались, что мы отошли дальше на юг и что к утру их всех уничтожат.

От спасшихся солдат Беолл узнал, что на восточном берегу водохранилища Чозин еще остаются раненые, а от летчиков авиации Корпуса морской пехоты — что конвой армейских грузовых автомобилей растянулся почти на 6,5 км.

С десяток добровольцев, в числе которых был и я, загрузив на джипы с прицепами одеяла и медикаменты, медленно двинулись к середине водохранилища Чозин. Промерзнув до костей, мы наконец добрались до сожженного конвоя. Возвышавшиеся над дорогой холмы были изрыты окопами китайцев. Тонкие белые фонтанчики вокруг говорили о том, что противник пытается достать нас из стрелкового оружия. Зная о том, что китайцы наблюдают за нами в бинокли, Беолл приказал всем медленно положить оружие на капоты джипов, а затем двоим взять свои винтовки и следовать за ним в направлении береговой черты. У самого Беолла винтовки не было.

Оставив стрелков у берега. Беолл стал обследовать грузовики конвоя.

приказывая ходячим раненым следовать к нашим джипам. Тех, кто не мог идти, понесли товарищи. Одного тяжело раненного солдата Беолл взвалил на плечо и понес сам. Долгую обратную дорогу в Хагарури мы проделали без приключений, по пути подбирали других отставших. Практически все они были либо ранены, либо наполовину замерзли. После полудня, когда самолеты-разведчики доложили, что обнаружили около водохранилища еще несколько групп наших солдат, Беоллу пришлось опять отправиться им на помощь.

Из 2500 военнослужащих сухопутных войск США, окруженных восточнее водохранилища Чозин, в живых остались лишь 1050 человек, из них 319 обязаны спасением Беоллу и его водителям. Неделей позже, пробившись, как казалось, через все население Китая, мы вышли к морю и погрузились на транспорты, которые должны были перевезти нас ближе к югу.

На борту 5000 человек набились в помещения, рассчитанные на 2500 человек. Пытаясь отыскать на корабле место, чтобы сложить свои пожитки, я добрался до верхней палубы и оказался в районе кают офицерского состава. Табличка на одной из дверей гласила: «Офицерская душевая, только для экипажа». Помещение оказалось пустым. Я ухватился за возможность быстро принять душ и побриться. Раздевшись до трусов, затолкал одежду в находившуюся поблизости спасательную шлюпку. Минут 10 я стоял под горячим душем, и вдруг дверь открылась, вошли два старших офицера Корпуса морской пехоты США, одним из которых был Беолл. Я вышел из-за занавески душевой кабины.

— Доброе утро, полковник.

— Здравствуйте, лейтенант. Рад, что вы остались живы во время спуска с гор! Беолл подмигнул мне.

— Да, сэр!

— Зайдите в мой штаб, когда мы прибудем на место. Хочу обсудить с вами вопрос о том молодом солдате, о представлении его к званию «капрал».

Верный своему слову, Беолл через неделю прислал приказ о возвращении мне моей утраченной лычки.

Каждый год ветераны 1-го автомобильного батальона 1-й дивизии морской пехоты США собираются в Сан-Диего. Длящиеся целую неделю празднества приобретают особую торжественность, когда ветераны отправляются на военное кладбище в Форт-Розекранс. У могилы подполковника Олина Беолла произносятся молитвы в память о герое — не только о великом воине и гуманитарии, но также о «стреляном воробье», который на самом деле ходил по воде.

Обновлено 11.11.2012 08:02
 
 
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика