Home Журнал «Солдат удачи» Солдат удачи №019 «Старые добрые»... расисты. Сотрудники органов и развлечения

Авторизация



«Старые добрые»... расисты. Сотрудники органов и развлечения PDF Печать E-mail
Автор: Джеймс Л. Патэ   
11.11.2012 08:03

 

Любовь зла

Политика заключает странные браки, гласит один старый афоризм. Именно это и доказывает эволюция антимилиционной политики. Некоторые агенты правоохранительных органов оказались в одной постели со своими давними либеральными оппонентами из так называемых групп борцов за гражданские права. Еще более странным является то, что очевидно кое-кто из этих копов (прозвище полицейских в англоговорящих странах. — Прим. пер.) время от времени накрывается простыней, под которой эрзац-самаритяне скрывают намерения, куда более созвучные политической целесообразности, нежели стремление бороться с расизмом, где бы он ни проявился.

Расизм проявился в мае на живописных берегах реки Окой, текущей среди холмов Смоуки Маунтин, восточнее Чаттануги, штат Теннесси. Поводом для этого стал 16-й ежегодный слет «Старых добрых парней» — четырехдневный фестиваль с пикниками, шашлыком и пивом, гонками на плотах днем и бесчинствами ночью, в котором приняли участие сотни сотрудников федеральных, штатных и местных правоохранительных органов США и даже Канады.

Сразу же были проведены слушания в конгрессе США. В ходе слушаний прозвучали убедительные свидетельства того, что откровенно расистское поведение является в какой-то мере безошибочной характеристикой этих сборищ исключительно белых людей, начало которым 16 лет назад положили агенты Бюро по контролю за оборотом алкоголя, табака и огнестрельного оружия (Bureau of Alcohol. Tobacco and Firearms — BATF). Руководители министерства финансов и министерства юстиции подтвердили, что некоторые сотрудники этих ведомств также участвуют в указанных слетах.

Данные под присягой письменные показания свидетельствовали о том, что в прошлые годы во время этих слетов имели место случаи группового изнасилования, а также, что сотрудники правоохранительных органов, включая и агентов Управления по борьбе с незаконным оборотом наркотиков (Drug Enforcement Administration), принимали наркотические средства.

Об омерзительном характере этих сборищ рассказали конгрессменам рядовые черные агенты правоохранительных органов, лично знакомые с ежегодными пьянками и основателем этой традиции, отставным специальным агентом-руководителем BATF Юджином Райтмайером. который тратил государственные средства на организацию и проведение этого мероприятия только для приглашенных лиц. (Рядовые сотрудники Бюро по контролю за оборотом алкоголя, табака и огнестрельного оружия и Федерального бюро расследований США неоднократно обращались в суд с исками против своего руководства в связи с систематическими проявлениями расизма при приеме на работу и назначении на вышестоящие должности и попустительством в отношении расистских выходок их сослуживцев.) Тон поведению участников этих сборищ задавала неофициальная группа агентов BATF во главе с Райтмайером, известная как MOB (сокращение от Mean Old Bastards, что в переводе с английского означает «Подлые старые ублюдки»).

Во всем следует винить гражданскую милицию

Однако, когда стало известно, что благодаря усилиям одного из лидеров гражданской милиции штата Алабама этим делом заинтересовались официозные средства массовой информации, фокус общественного внимания быстро переместился в плоскость «казнить гонца, который принес плохую весть». Некоторые группы борцов за гражданские права, в частности. Southern Poverty Law Center (SPLC) и Ami-Defamation League (ADL), которые во время первоначальной какофонии всеобщего возмущения хранили многозначительное молчание, неожиданно выступили в защиту агентов федеральных правоохранительных органов и воспользовались случаем, чтобы обвинить формирования гражданской милиции — а вместе с ними всякого, кто проповедует право свободного объединения в союзы американских граждан, являюшихся владельцами огнестрельного оружия — в том, что они сами расисты.

Это, в свою очередь, способствовало тому, что консерваторы вновь поставили на повестку дня вопрос о том, не скомпрометированы ли объективность и целостность воззрений SPLC и ADL в угоду стремлению соблюсти политическую корректность и финансовым соображениям. Эти неправительственные организации существуют на по-жертвования граждан, которые обусловлены страхом. Они регулярно обмениваются с различными федеральными и штатными правоохранительными органами информацией о представляющих взаимный интерес объединениях и группах населения. Всякая критика правоохранительных ведомств со стороны неправительственных организаций могла бы нарушить обмен информацией и тем самым поставить под угрозу сбор пожертвований.

Очевидно, что оппоненты стремятся использовать интерес к слетам средств массовой информации для целей политической пропаганды, но остаются некоторые юридические вопросы. Являются ли приписываемые «Старым добрым парням» безобразные инциденты всего лишь изолированными эпизодами этого шумного, но в целом добропорядочного собрания? Или же они отражают устойчивый характер всеохватывающего и злонамеренного расистского поведения, которое, возможно, глубоко укоренилось в федеральных правоохранительных ведомствах?

Газета «Вашингтон таймс» 11 июля 1995 года поместила на первой полосе статью под заголовком «Расистские привычки трудно изживаются в среде стражей правопорядка (Ежегодный слет «Старых добрых парней» доказывает существование в BATF ку-клукс-клановских воззрений)». Появившаяся в тот момент, когда в конгрессе готовился очередной этап слушаний по делу Вако, эта статья ошеломила попавших на острие критики руководителей BATF. После появления сообщений об организованной BATF вакханалии их положение, и без того шаткое вследствие разоблачения ошибок и злоупотребления властью в делах Вако и Рэнди Вивера, в совокупности с давно лежащими в суде исками, связанными с классическими случаями дискриминации по половому и расовому признакам, превратилось в суший кошмар с точки зрения отношений с общественностью.

 

«Они пытаются приглушить аспекты обвинения, касающиеся расистских взглядов и проявлений, — писал в статье от 11 июля репортер «Вашингтон тайме» Джерри Сепер, — однако там слишком много такого, что им нужно было бы приглушить».

Действительно, в этом году среди участников сборища распространялись шуточные карточки, якобы представлявшие собой «Федеральное разрешение на охоту на негров». (Это те самые карточки, одна из которых произвела фурор, когда была вывешена на доске объявлений в штаб-квартире BATF в федеральном здании Альфреда П. Мурра в Оклахома-Сити.)

Как утверждают свидетели, на своей майской встрече в этом году стражи правопорядка также продавали, обменивались и хохотали над теннисками с оскорбительными для чернокожих надписями. На одной популярной тенниске был изображен висящий в петле палача неф О. Дж. Симпсон — звезда футбола, получивший также широкую известность в связи с предъявленным ему обвинением в убийстве. На другой тенниске был изображен борец за гражданские права негров Мартин Лютер Кинг в перекрестии снайперского прицела. Еще одна тенниска демонстрировала фотоснимок нескольких сотрудников полиции Вашингтона, федеральный округ Колумбия, рядом с чернокожим подозреваемым, который стоит, расставив ноги и раскинув руки, перед фронтом патрульного автомобиля, а над ними виден лозунг «Парни на капоте».

В этом году слет, проходивший в период 17 — 21 мая. предполагалось сделать «очищенной, политически выдержанной» версией того, что он собой представлял в прошлые годы. На прежних сборищах перед входом в лагерь вывешивался плакат с надписью «Контрольно-пропускной пункт для негров». Позднее стали вывешиваться выдержанные в аналогичном стиле объявления, предупреждавшие о том, что неграм вход воспрещен. Однажды на сук дерева повесили в петле чучело негра. Затем стали практиковаться трагедийные постановки на темы событий прошлых времен.

В одном таком скетче, который был показан участникам слета в послеобеденное время, одетый в ку-клукс-клановский балахон агент BATF водил на ошейнике с цепью загримированного под негра другого агента, провоцируя зрителей на расистские высказывания. Затем, высвободив из-под своего балахона неестественно большой искусственный половой член, агент имитировал анальный секс с «негром», при этом в момент драматического оргазма из полового члена извергалась струя жидкости. В другом скетче, названном «Рождение черной расы» (по мотивам кинофильма «20.01: Космическая одиссея»), актер разбивал арбуз, из которого выпадала кукла чернокожего младенца.

 

Следуя примеру «Вашингтон таймс», другие газеты, в частности «Вашингтон пост» и «Нью-Йорк таймс», подхватили данную тему. Даже самый ревностный защитник BATF президент Билл Клинтон назвал эти сообщения в средствах массовой информации «тошнотворным напоминанием о том, насколько живучи воззрения подобного РОЩ». Клинтон пообещал: «Я намерен выяснить, что там было на самом деле, и принять соответственные меры». В следующую за появлением разоблачительных сообщений декаду сенатский юридический комитет провел заседание, пригласив на него хая дачи объяснений руководителей ряда правоохранительных ведомств.

Процветающий бизнес расизма

Первая встреча «Старых добрых парней» состоялась в 1980 году по инициативе ныне вышедшего в отставку специального агента BATF Райтмайера, который был руководителем бюро в Ноксвилле, штат Теннесси. То, что начиналось как четырехдневный фестиваль в лагере на берегу реки Окое с участием примерно 50 агентов BATF, в последующие 15 лет превратилось в грандиозный слет, в ходе которого устраиваются пикники с шашлыком и пивом, проводятся турнир по гольфу, гонки на плотах по порожистой реке, соревнования по волейболу, организуются выступления музыкантов и актеров. В этом году на слет собрались около 350 человек, некоторые прибыли аж из Канады.

Поначалу в слетах участвовали только агенты BATF из штатов Теннесси, Алабама, Джорджия, Северная и Южная Каролина — главной цитадели конфедератов в период войны между Севером и Югом. Как заявил одному корреспонденту Райтмайер. слеты были им придуманы для того, чтобы агенты имели возможность «выпустить пар».

Скорее вакханалия, чем семейное мероприятие, такой слет вращался преимущественно вокруг грузовика с пивом, который, как подтверждают все участники слета, не оставался без внимания с раннего утра и до глубокой ночи. Многие полицейские приезжали на слет на своих мотоциклах, одетые скорее как гангстеры, нежели как государственные служащие, которые имеют намерение немного повеселиться. Как утверждают свидетели, по вечерам лесные беседки, бар на открытом воздухе и шашлычная рядом с парками лагеря становились центрами разнузданного поведения.

Эта история стала достоянием широкой общественности главным образом благодаря усилиям двух жителей штата Алабама, Джеффа Рэндолла и Ричарда Хейварда. Рэндолл служит в полиции на неполной ставке и одновременно является основателем группы гражданской милиции, известной под названием «Гэдсден Минитмен», а Хейвард является отставным полицейским из Форт-Лодердейла, штат Флорида. В этом году они прибыли на слет без приглашения. Рэндолл сделал там несколько фотоснимков, на одном из которых человек, являющийся, как утверждают, агентом BATF, демонстрирует окружающим свои татуированные ягодицы.

Рэндолл рассказал корреспонденту журнала «Солдат удачи», что заинтересовался этими слетами зимой прошлого года, когда от одного из членов группы гражданской милиции штата Миссури услышал, что данные сборища по своему характеру являются фашистскими. Его интерес подогревался, как он сказал, недовольством в связи с настойчивыми усилиями федеральных правоохранительных ведомств представить группы гражданской милиции как расистские организации. Он рассказал, что в группе «Гэдсден Минитмен», имеющей филиалы в штатах Алабама и Теннесси, 10% членов являются черными. (По случайному совпадению в BATF, численность личного состава которого около 2000 человек, также около 10% составляют негры.)

Уже после того, как Рэндолл принял решение попытаться проникнуть на слет в 1995 году, он случайно встретил Хейварда, который ему сказал, что посещал эти слеты четыре раза подряд, в 1989 — 1992 годах. Он также сказал, что у него имеются сделанные в 1990 году видеозаписи, где один из сюжетов показывает лист картона, на котором мелом написано «Контрольно-пропускной пункт для негров».

Именно эти видеозаписи — и особенно сюжет с объявлением на листе картона — стали главным фокусом для тех, кто стремился дискредитировать показания Рэндолла, представив их как инспирированную гражданской милицией попытку несправедливо обвинить федеральные правоохранительные органы. Дело осложнялось еще больше в силу того факта, что в прошлом Хейвард добровольно участвовал в агитационной кампании в пользу Дэвида Дьюка, бывшего члена ку-клукс-клана и политического активиста, который возглавляет группу, именуемую «Национальной ассоциацией за продвижение белых людей» (National Association for the Advancement of White People).

Райтмайер поначалу признал, что такие плакаты и прочие расистские материалы действительно были, но категорически отрицал, что имеет к ним какое-либо отношение, заявив, что они не отражают настроений большинства участников встречи. В дальнейшем Райтмайер занял иную позицию: он стал намекать, что именно Хейвард был тем человеком, который выставил этот плакат у ворот лагеря специально для того, чтобы его заснять на видеопленку.

Хейвард в беседе с корреспондентом журнала «Солдат удачи» отрицал это. Он также сказал, что единственное недоразумение между ним и Райтмайером возникло, когда последний попросил его прекратить раздавать участникам слета листовки, агитирующие за Дэвида Дьюка, Хейвард сообщил, что он выполнил эту просьбу.

Сегодня Райтмайер утверждает, что видеозапись плаката у входа является чистейшей фабрикацией и что этот сюжет был вмонтирован в отснятую во время слета пленку, поскольку Хейвард был «обозлен», так как его попросили покинуть слет. Рэндолл и Хейвард отрицают и это; оба утверждают, что готовы и желают, чтобы их показания были проверены на детекторе лжи (то же самое они предлагают и Райтмайеру).

Бесприбыльные, беспристрастные?

В ходе интервью по телефону руководитель SPLC Моррис Дис старался принизить расистскую направленность слетов и высказал предположение, что видеозапись сфабрикована: «Весь вопрос в том, кто повесил этот плакат и как долго он там висел?»

«Это нелепо, — сказал Хейвард. — Если бы я был обозлен, то зачем бы я стал выжидать целых 5 лет, прежде чем обнародовать свою видеозапись? Я последователен и правдив с самого начала».

«Если бы в распоряжении ADL или Морриса Диса были кино-, фотодокументы, где мы запечатлены в момент раздачи «Федеральных разрешений на охоту на негров», изготовления грубых теннисок, высмеивания национальных меньшинств или в ку-клукс-клановских балахонах, мы попали бы на первые страницы их так называемых «разведсводок», — сказал Рэндолл, добавив, что подобные группы функционируют скорее как комитеты политического действия, нежели как беспристрастные, бесприбыльные организации борцов за гражданские права.

 

Рэндолл обвинил SPLC и ADL в попытках выставить в неприглядном свете, чохом заклеймив как расистские, формирования гражданской милиции, чтобы подогреть страхи населения и тем самым обеспечить поступление пожертвований в собственные фонды, а также способствовать продвижению точки зрения левых сил в вопросе контроля над огнестрельным оружием и в других вопросах.

Дебаты вокруг вышеназванной видеозаписи осложняются еще больше действиями министерства юстиции, которое стремится заполучить оригинальную видеокассету с этой записью для проведения технической экспертизы с целью установления ее подлинности. Адвокат Рэндолла Майк Сей-берт заявляет, что его клиент согласен предоставить оригинальную видеокассету для независимого анализа в присутствии представителей Федерального бюро расследований, однако возражает против того, чтобы эта видеокассета была передана в распоряжение федеральных властей.

«Это те самые люди, которые уничтожили документы по делу Вивера, — заявил Сейберт. — Это те самые люди, которые сфальсифицировали свидетельские показания по делу Вивера и уничтожили кино-, фотоматериалы, отснятые на месте событий в Вако. Мы хотим провести техническую экспертизу для подтверждения подлинности видеокассеты. Однако мы не собираемся отдавать ее в руки федеральных властей».

Месть стражей правопорядка

Хейвард сказал, что опасается также, как бы он или члены его семьи не стали объектами возможной мести стражей правопорядка, поскольку на той же видеокассете отсняты эпизоды с участием его жены и детей: празднование дня рождения, свадьба и бейсбольная игра Малой лиги. Поначалу Хейвард возражал против того, чтобы в открытых отчетах об этом деле фигурировало его подлинное имя. Когда Сейберт отказался отдать видеокассету в распоряжение федеральных властей, следователи министерства юстиции Пауль Беннерс и Барбара Гревс пригрозили, что придадут гласности подлинное имя Хейварда.

Представитель министерства юстиции по связям с общественностью Карл Штерн отрицал, что такие угрозы имели место. Но магнитофонная запись беседы Сейберта, Беннерса и Гревс, которую прослушал репортер журнала «Солдат удачи», подтверждает попытки следователей угрозами принудить Сейберта отдать им видеокассету. «Завтра его анонимность перестанет существовать», — сказала Гревс Сейберту в ходе этой беседы, услышав об отказе его клиента отдать иилеокассету.

Даже если показания Рэндолла, Хейварда и эта видеокассета исчезнут из дела, все равно останется достаточно свидетельств того, что слеты «Старых добрых парней» являются во всех деталях именно такими вызывающими и порочными, как они их описывают.

Когда газета «Вашингтон таймс» в своей статье от 11 июля рассказала о бесчинствах стражей правопорядка во время слетов с участием исключительно белых людей, это не стаю откровением для некоторых высокопоставленных руководителей BATF. Директор этого ведомства Джон Магау на поспешно назначенных слушаниях в конгрессе свидетельствовал, что ему стало известно об этом в июне, когда ему принесли распечатку переданной по компьютерной сети «Интернет» статьи из бюллетеня Гэдсден Минитмен. На слушаниях в конгрессе в июле Магау заявил, что он сразу же распорядился начать внутреннее расследование этого дела.

Однако другие руководители BATF, в том числе советник директора по общим вопросам, знали о выдвинутых против участвовавших в слетах сотрудников этого ведомства обвинениях в расистских настроениях еще в январе. Магау заявил, что ему об этом своевременно не доложили. Классическое судебное разбирательство по искам рядовых чернокожих сотрудников BATF к своему руководству в связи с систематической дискриминацией по расовому признаку в вопросах приема на работу и продвижения по службе тянется уже многие годы. (Источник в BATF сообщил корреспонденту журнала «Солдат удачи», что по состоянию на середину сентября, когда пишется настоящая статья, решения по этим искам можно ожидать «в любой день».)

Царство «только для белых»

В своих письменных показаниях под присягой 24 января 1995 года один из истцов, специальный агент BATF Донди О. Альбриттон, заявил главному юридическому советнику BATF Мишели Дэвис Кинг и помощнику атторнея США Бернадетте Сарджент, которые защищают BATF в суде, что «всем в BATF было известно, что это происходит каждый год... Ни одного чернокожего туда ни разу не пригласили. Там собираются только лишь белые агенты... Райтмайер устроил в Ноксвилле, штат Теннесси, собственное царство, где ежегодно встречаются «Старые добрые парни», о чем хорошо знало руководство BATF. Я лично слышал, как белые агенты говорили, что собираются участвовать в этом слете. Таким образом, это мероприятие не держалось в тайне».

В своих письменных показаниях мод присягой Альбриттон также сообщил руководству BATF о том, что Райтмайер использовал для рассылки приглашений на слет «Старых добрых парней» официальные бланки и конверты, где был указан номер телефона его бюро, чтобы заинтересованные липа могли ему позвонить.

Представитель BATF по связям с общественностью Сюзанна Маккаррон заявила корреспонденту газеты «Вашингтон тайме», что руководству BATF было известно о незаконном использовании Райтмайером государственных материалов для организации частного мероприятия и что этот вопрос был решен, когда в 1988 году Райтмайеру «поставили на вид», что он использует государственные средства не по назначению. Однако, как сообщила газета «Вашингтон таймс», Райтмайер — давно уже вышедший в отставку с полной пенсией и льготами — не далее, как нынешней весной использовал телефонные номера и почтовый адрес своего бюро BATF для координации заявок на участие в четырехдневном слете 1995 года.

Как свидетельствовал в конгрессе директор BATF Джон Магау, в числе более чем 300 участников слета 1995 года — агентов федеральных, штатных и местных правоохранительных органов, которые прибыли из восточных районов США и из Канады — было по меньшей мере 10 сотрудников BATF. Магау заявил, что он был «неприятно удивлен», когда узнал о расистском поведении некоторых участников встречи, и подтвердил утверждение Рэндолла, что один черный агент, которого взяли с собой на встречу в этом году как своего гостя двое белых агентов, поспешно покинул слет, как только убедился «в расистском настрое других его участников».

По иронии судьбы под перекрестный огонь дебатов попали некоторые полицейские, единственная вина которых состояла в том. что они оказались не в том месте и не в то время. По сообщениям, представители федеральных властей опросили не менее 50 000 федеральных служащих, стремясь установить, кто из них бывал на этих слетах. Для опознания и последующего допроса участников слетов в полицейском управлении Вашингтона, федеральный округ Колумбия, использовались видеопленки и фотоснимки.

Один человек в тенниске с эмблемой бирмингемского отдела по борьбе с наркотиками был опознан как лейтенант Пэт Карри из полицейского управления Бирмингема, штат Алабама, — города, получившего широкую известность в связи с жестокими столкновениями между полицией и борцами за гражданские права в 1960 году, в ходе которых полицейские избивали чернокожих участников демонстраций, поливали их из водометов и травили собаками. Однако опубликованных свидетельств того, что Карри, имеющий 22-летний стаж в правоохранительных органах, в период проведения слета «Старых добрых парней» допускал расистские или иные безобразные выходки, нет. Рэндолл, беседовавший с Карри во время слета, отзывается о нем, как о «действительно приятном человеке», и выражает сожаление, что в связи с опубликованием фотоснимков Карри стаз объектом расследования в его родном полицейском управлении.

Но начальник полиции Бирмингема Джонни Джонсон, ссылаясь на печальную известность своего города как символа расовой агрессии периода 60-х годов и на сообщения средств массовой информации о расистских настроениях участников слета «Старых добрых парней», заявил, что обстоятельства диктуют необходимость тщательного разбирательства дела об участии Карри в этом мероприятии. «Когда я впервые увидел эти фотоснимки, то прежде всего подумал, что они могут повредить нашим усилиям в деле изменения своего общественного имиджа, — сказал босс Карри. — Если наши офицеры выставляют себя в таком свете, нам трудно придется в этом деле».

Если федеральные власти и организации борцов за гражданские права проявят такое же усердие, тогда, возможно, нам удастся без излишнего жара высветить замутненное дно истории о слетах «Старых добрых парней», и федеральные правоохранительные ведомства смогут вытащить из амбара на свет божий свой странный акт.

От американской редакции. Джеймс Л. Патэ специализируется на контроле за деятельностью правительственных ведомств и злоупотреблениях властью.

 
 
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика