Home Журнал «Солдат удачи» Солдат удачи №021 Я спасал американских летчиков

Авторизация



Я спасал американских летчиков PDF Печать E-mail
Автор: Бен Л. Ван Эттен   
25.05.2014 17:58

В жизни каждого человека есть дни, которые навсегда остаются в его памяти. Я очень хорошо помню день своей свадьбы, тот день, когда был убит президент США Джон Ф. Кеннеди, а также 18 марта 1972 года.

Будучи командиром вертолета CH-34D авиакомпании «Эр Америка», в тот день я выполнял обычный полет по маршруту Удорн (Таиланд) — Паксе (Лаос). Моими пассажирами были летные экипажи, которым предстояло работать в этой стране.

До промежуточного заправочного пункта Саваннакхет в Лаосе оставалось около 10 минут полета, когда я услышал сообщение оператора воздушного командного пункта ВВС США, ответственного за поисково-спасательные операции в Лаосе (позывной — «Кинг»): требовалась помощь экипажу сбитого американского военного самолета.

Обычно ВВС США сами проводили поисково-спасательные операции. Однако нередко они действовали не лучшим образом: пока вызывали по тревоге и инструктировали летчиков, организовывали прикрытие и проверяли личность сбитого летчика (как будто бы противник мог инсценировать аварию), летчик мог оказаться в плену. Гораздо быстрее могли прийти на помощь летчики авиакомпании «Эр Америка», которые постоянно летали в данном районе.

Я сообщил по радио «Кингу», что могу оказать помощь в эвакуации экипажа сбитого самолета. Дозаправившись, связался по радио с командиром ВВС США, непосредственно руководившим поисково-спасательной операцией (позывной — «Сэнди-1»). Оказалось, что сбит возвращавшийся с боевого задания во Вьетнаме самолет OV-10 «Бронко» передового авианаводчика. Его сбили над тропой Хо Ши Мина, примерно в 40 мор. милях (75 км) восточнее Саван-накхета. Летчик прятался в джунглях на восточной стороне дороги 23. Если не удастся быстро его эвакуировать, ему грозит плен.

После взлета я связался с «Сэнди-1» и получил указание следовать курсом на Восток к дороге 23, по прибытии на место «встать в круг», но ни при каких обстоятельствах не пересекать дорогу. Подлетая к назначенной точке, я услышал радиопереговоры между «Сэнди-1» и сбитым летчиком. С ним все было в порядке, но северовьетнамские солдаты уже начали его искать.

Прибыв к дороге 23, я начал полет по кругу, о чем доложил «Сэнди-1», и запросил координаты сбитого летчика. Но «Сэнди-1» отказался их сообщить. «Кроме того, — добавил он, сюда уже вылетели джолли (прозвище американских военных летчиков), которые должны были подобрать сбитого летчика».

Меня и мой экипаж это вполне устраивало. Нас не очень радовала перспектива летать над районом, где, по сведениям разведки, была создана сильная система противовоздушной обороны.

Я услышал, как джолли передали «Сэнди-1», что их расчетное время прибытия на место — через 15 минут. «Сэнди-1» снизился, чтобы попытаться визуально обнаружить сбитого летчика. Однако через несколько секунд его ведомый доложил, что по самолету ведущего стреляют с земли. А затем один из джолли доложил, что вынужден возвращаться на базу, так как у него барахлит датчик давления (возможно, его кровяного давления). Его напарник немедленно откликнулся: «Следую за тобой». При этом в его голосе сквозило явное облегчение.

Я снова вызвал «Сэнди-1» и запросил координаты сбитого летчика. Но «Сэнди-1» решил сделать еще один заход на точку. Спустя несколько минут послышался его голос: «В меня попали, горю!»

В этот момент я вклинился в радиопереговоры и сказал, чтобы «Сэнди-1» развернулся на курс 270 градусов прежде, чем он покинет самолет. Я хотел, чтобы он направил свой самолет в мою сторону и выпрыгнул с парашютом уже на западной стороне дороги 23. «Нет, лечу курсом на юг и собираюсь немедленно прыгать», — ответил «Сэнди-1».

Из-за дыма мы не могли его видеть. Когда он передавал свое последнее сообщение, я включил УКВ-пеленгатор, чтобы засечь его место, наклонил нос моего вертолета и начал снижение. Пересекая дорогу 23, мы летели уже над самыми макушками деревьев. Летчику, которго мы намеревались забрать, придется подождать: нужно было спасать спасателя.

Мой экипаж (второй пилот капитан Б. Дж. Рак и бортмеханик Джим Накамото) согласились продолжить операцию по спасению сбитых летчиков. Вскоре для страховки прибыл еще один вертолет авиакомпании «Эр Америка». Он начал кружить западнее тропы Хо Ши Мина. Я начал снижаться, чтобы подобрать сбитого

«Сэнди-1». Мы летели на очень малой высоте с максимальной скоростью, поддерживая обороты двигателя на высоком уровне. Колеса шасси скользили над деревьями меньше чем е полуметре. Пересекая дорогу 23, мы находились на открытом пространстве гораздо дольше, чем я предполагал. Эта дорога походит на автомагистраль с четырехрядным движением, и чтобы преодолеть ее, нам потребовалось около 15 секунд. Напряжение было неимоверным, но, к счастью, не последовало ни одного выстрела. Вздохнули с облегчением лишь тогда, когда вновь укрылись за деревьями.

Вглядываясь в землю сквозь дым и туман, мы сумели обнаружить впереди по курсу горевшие останки самолета «Сэнди-1». Предполагая, что самолет, вероятно, продержался в воздухе еще несколько секунд после того, как летчик покинул его, я повернул влево на несколько градусов. В этот момент «Сэнди-1» начал вызывать нас по аварийной радиостанции. Он сообщил, что слышит нас и что мы направляемся прямо к нему. Тут я увидел оранжевый парашют и летчика, висящего на дереве на высоте около 15 м.

Я завис на малой высоте, чтобы с помощью закрепленного на тросе лебедки специального приспособления для пробивания густой растительности джунглей поднять летчика на борт вертолета. Джим управлял лебедкой, а Рак держа наготове 9-мм пистолет-пулемет «Узи» вел наблюдение с левого борта. Этот «Узи» был единственным оружием, которое имелось у нас, и не очень-то он помог бы нам в бою против отделения северовьетнамцев.

Висевший на дереве летчик улыбаясь наблюдал за тем, как Джим опускает специальное приспособление для пробивания густой растительности джунглей. Но праздновать было рано: лебедка имела всего одну скорость — малую. В любой момент из джунглей могли выскочить солдаты противника. Джим доложил мне, что летчик не может дотянуться до троса. Джим пытался раскачать трос, чтобы подвести приспособление для пробивания растительности джунглей поближе к летчику, но из-за плотной листвы это ему не удавалось.

И тут у нас над головой раздался первый взрыв. Я не знаю, стрелял ли чарли по нам или по тем, кто нас прикрывал с воздуха, но этого было более чем достаточно, чтобы подстегнуть нас. Мы начали сматывать трос лебедки. В это время летчик сумел соскользнуть с дерева вниз, освободился от бортового аварийного комплекта и вышел на открытое место.

Мы вновь зависли над ним и опустили приспособление для пробивания густой растительности джунглей. Он пристегнулся к нему, и мы начали сматывать трос лебедки. В этот момент у нас над головой прозвучал второй взрыв. В придачу ко всем нашим заботам, сигнальная лампочка, указывающая, что топлива осталось на 30 минут, горела уже около 20 минут.

Наконец, нам удалось втянуть летчика в кабину вертолета. По нашим расчетам, мы провисели над ним 34 минуты. Но нам повезло: мы не израсходовали весь запас топлива, а чарли в нас не попали.

Пора было убираться. «Кинг» порекомендовал нам обойти опасный район стороной, но у нас оставалось слишком мало топлива, чтобы выбирать безопасный маршрут. Если уж нам суждено будет садиться из-за пустых баков, то пусть это случится на западной стороне дороги.

Я запросил по радио бочку топлива как можно скорее и пересек дорогу 23 без всяких происшествий, а затем встретился со вторым вертолетом авиакомпании «Эр Америка». Мы сели и вручную перекачали 208 л топлива в бак моего вертолета.

Мы были страшно рады, что сумели спасти летчика и при этом остались живы. В ВВС США ходили слухи, что экипажи авиакомпании «Эр Америка» получают за спасение каждого сбитого военного летчика премию в сумме 10 000 долл. США. Разумеется, это были всего лишь слухи. Но я решил подшутить над летчиком.

Я сказал ему, что мы не собираемся доставлять его на базу, а продолжим полет в Паксе. В тот момент его устраивало все, что бы я ни сказал. Я пояснил, что за него нам причитается 10 000 долларов США, а посему мой экипаж хочет быть уверен, что мы сдадим его именно тому, кто сможет удостоверить наше право на получение премии. Он проглотил эту приманку целиком.

От американской редакции.

Экипаж сбитого самолета OV-10 «Бронко» был эвакуирован через день или два. Автор этой статьи после посадки в пункте назначения был вызван для дачи объяснений. В следующем номере нашего журнала читайте, как Ван Эттен провел вторую половину дня 18 марта 1972 года.

 
 
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика