Авторизация



Выжить в холод PDF Печать E-mail
Автор: Яцек Палкевич   
25.05.2014 18:07

 

Фото из архива автора

Второй день длится этот нечеловеческий холод. Середина зимы, бескрайнее отчаяние ледяной тундры. Все здесь настолько дико, гнетуще и негостеприимно, что представить себе заранее такое просто не хватило бы фантазии.

Хрупкая снежная конструкция защищает нас от ледяного ветра, но не от холода. Нужно выстоять — выдержать до завтрашнего дня, — когда закончится наше испытание.

Мы находимся недалеко от Воркуты, за арктическим Полярным кругом, проходим курс на выживание, который является частью программы подготовки русских космонавтов. Цель этого тренинга — помочь в выработке характера и развитии правильных реакций, а также научиться передвигаться в среде, враждебной человеку, если в результате какой-нибудь ошибки космическая капсула приземлится вне намеченной зоны.

Наше испытание заключается в том, чтобы в условиях зимней тундры выдержать 48 часов, имея вместо убежища спускаемый аппарат (СА) от старого космического корабля «Союз». Вчера мы прошли медицинский осмотр и тестирование, цель которых — выяснить, в каком состоянии находится наша психика. Затем последовала церемония одевания, чем-то напоминающая церемонию облачения тореро. Техники помогли нам втиснуться в космические скафандры, в которых человек находится в согнутом положении — именно в такой позе космонавт располагается на сидении корабля. Потом на транспортном средстве, которое придано поисковой группе, мы отправились к СА — к нашему прибытию внутри аппарата температура была поднята до 20 градусов.

За бортом выл ветер, а внутри в первые часы было хорошо, хотя теснота мешала двигаться. Постепенно мы начали чувствовать холод, стены промерзли и стал виден пар от дыхания. Когда холод стал нестерпимым, мы поняли, что надо покинуть корабль.

Выбравшись наружу, мы решили соорудить какую-нибудь защиту от ветра. Как только мы поворачивались к нему лицом, нас слепили бесчисленные кристаллики льда. Широким ножом мы вырезали из спресованного снега блоки — прекрасный изоляционный материал в условиях севера.

Очертив на снегу прямоугольник, возвели по его периметру стены высотой более метра и натянули вместо потолка куски парашюта. На «пол» набросали все, что только можно было вытащить из космического корабля. Нам удалось согреть немного воды — пока она не замерзла окончательно. Глоток кофе и вкуснейшая плитка пеммикана высокой калорийности, поскольку содержит много белков и жиров, — вот и вся роскошь, которую мы можем себе позволить.

Наше испытание заключается в том, чтобы в условиях зимней тундры выдержать 48 часов, имея вместо убежища спускаемый аппарат (СА) от старого космического корабля «Союз»

Столбик термометра показывает 35 градусов, однако при ветре в 18 метров в секунду так холодно, как могло бы быть при полном штиле и температуре в 53 градуса. Медленно текут бесконечные часы. Однако критический момент наступает на вторую ночь: на таком морозе спать более десяти минут кряду нельзя. Внимательно оглядываем друг друга, потому что на щеках и носу то и дело появляются белые пятна. А это начало обморожения, и мы стараемся предотвратить его, растирая лицо руками. В прошлом я однажды обморозил пальцы на руках, поэтому они особенно чувствительны к холоду и очень болят.

Широким ножом мы вырезали из спресованного снега блоки — прекрасный изоляционный материал в условиях севера

Столбик термометра показывает 35 градусов, однако при ветре в 16 метров в секунду так холодно, как могло бы быть при полном штиле и температуре в 53 градуса

Внутри нашей постройки температура «всего лишь» 21 градус мороза и этого достаточно, чтобы выжать из тела все тепло. Мы гримасничаем, чтобы стимулировать кровоснабжение тканей, постоянно шевелим пальцами ног, прячем руки под мышки, но это помогает лишь на короткое время, температура тел понизилась и продолжает понижаться. Мы по очереди делаем гимнастику. Она согревает, но только на несколько минут, потом возвращается ужасный, неумолимый холод.

Мы страшно устали, хотим спать. Однако горе тому, кто заснет надолго: холод лишает человека воли, парализует желания, а белая смерть начеку, готова прибрать вас к рукам. Пульс продолжает слабеть, он уже едва прощупывается, и сон наваливается на нас всей тяжестью.

Осторожность подсказывает, что надо поднять тревогу. Медики, следящие за нами, каждые два часа выходят на связь, чтобы узнать, какая у нас температура, как настроение. Наш командир безучастным голосом произносит: «Да, да, немного холодновато, но все нормально, как и должно быть».

Однако, несмотря ни на что, я рад, что участвую в этой «командировке», работаю бок о бок с исследователями космоса, людьми необыкновенными, даже если сейчас они ведут себя очень замкнуто и совсем не по-компанейски.

Тем временем наше положение ухудшается, становится угрожающим. Абсолютно все вокруг покрыто тонким слоем льда. Мороз продолжает атаковать лица, медленно и неумолимо разрушает волю. Температура наших тел дошла уже до критического уровня: до 33 градусов. Мускулы словно каменеют, мы впадаем в состояние оторопи, начинается мгновенное помутнение сознания, — со всем этим надо бороться, преодолевая собственную слабость. И снова гимнастика, движение, любые способы выжить. Так продолжается до рассвета.

Когда поздним утром над горизонтом показывается бледный диск солнца, силы уже на пределе.

Пью очень горячий чай из большой чашки и пытаюсь представить экстремальную ситуацию и малодоступный утолок, куда я мог бы поехать — завтра, например.

Обновлено 25.05.2014 18:22
 
 
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика